копенгаген
10 авг 2012
Поделиться

Городская экспедиция UrbanUrban: Креативные детские площадки Monstrum в Копенгагене

Автор: Егор Коробейников

В конце мая-начале июня я ездил в самостоятельно устроенную городскую экспедицию по маршруту Краков-Варшава-Мальмё-Копенгаген-Амстердам-Роттердам-Эйндховен. Основная задача, которую я поставил в этой поездке, заключалась в том, чтобы выявить факторы, формирующие комфортную городскую среду. В некоторых городах удалось встретиться с урбанистами, архитекторами и специалистами, отвечающими за городское развитие, в других же — оставалось полагаться только на себя.

В первом материале из экспедиции речь пойдёт о производителях детских площадок Monstrum, чей офис и производство находятся в пригороде Копенгагена Хвидовре. Несмотря на национальный праздник и ранний час (7:30), Кристиан Йенсен (Christian Jensen) и Томас Кнудсен (Tomas Knudsen) согласились встретиться и дать интервью для UrbanUrban.

Фотография:
monstrum.dk

— Как Вам пришла в голову идея строить такие детские площадки?

— Это на самом деле не так сложно. На наших детских площадках мы показываем историю, которую хотели бы рассказать, — даже, можно сказать, небольшую пьесу с сюжетом. Таким образом, детская площадка становится местом для детей, где они могут играть, как в спектакле. Я и мой партнер, Оле, раньше работали в театре, мы занимались оформлением спектаклей. Мы работали очень тесно со сценографами. В небольших театрах всем, кто занимается созданием декораций, есть что сказать — они представляют себе, как выглядят финальные декорации, как построить их в нужный срок и т.д. Таким был и наш опыт работы — и этот опыт было очень легко преобразовать в идею создания детских площадок. То есть  фактически делать сценографию для детей.

— Как начался Ваш бизнес?

— Оле и я однажды встретились, мы стали друзьями и начали придумывать, что мы могли бы делать вместе — чтобы самим создавать свои вещи, а не только реализовывать идеи остальных.  Оле — художник, а я учился в университете. Мы поставили перед собой цель показать  миру наши идеи, и мы нуждались только в площадке, благодаря которой могли это сделать.

— Расскажите про Вашу первую детскую площадку?

— У нас было очень много идей, прежде чем мы решили строить детские площадки, но ни одна из этих идей не была достаточно хороша. В один прекрасный день ко мне пришел Оле. Его сын ходил тогда в детский сад, и им нужно было построить детскую площадку. Оле состоял в группе родителей, которые решали, что они хотели бы видеть на этой площадке. Они не могли найти ничего, что бы им могло понравиться. Тогда Оле сказал: «Я художник, давайте я нарисую что-нибудь». Они согласились. И так у него родилась фантастическая идея построить ракету на площадке. Это была хорошая идея — ракета и башня принцессы на одной площадке: и для мальчиков, и для девочек — вся площадка смотрелась единым целом. Башня могла служить местом для запуска ракеты. Эти два элемента вместе составляют хорошую историю. Всем родителям понравилась эта идея, и Оле реализовал ее.

— То есть сначала он сделал рисунки и презентовал их остальным?

Да, он сделал макеты в 3D на компьютере, а затем построил их. Он не делал никаких подробных рисунков с указанием ширины, высоты и т.д. Он построил, опираясь только на зарисовку идеи. И потом он попросил меня помочь закончить проект. И мы решили, что это и может быть нашей сферой дизайна.

— Этот детский сад — частный или государственный?

— Нет, это государственный детский сад и у нас процедура примерно такая же, как и у вас. Но не для каждого детского сада. Многие из них всё-таки чаще управляются частным образом, то есть они могут выбирать сами, и они выбирают, как правило, среди 2-3 компаний. В этом смысле, да, мы проходим определенный конкурс. Но, конечно, они не будут выбирать компании, которые им точно не нравятся. Таким компаниям могут дать попробовать что-то сделать, но если им не понравится, они не дают им заказ. Также они могут сказать — мы хотим именно такой дизайн, а такой дизайн делают только в компании Monstrum. И тогда в этом случае они не устраивают никакого конкурса — потому что никакая другая компания не делают такого дизайна, как мы.

— Это важный момент — потому что в России, если какая-то из компаний предложит более низкую цену, то эта компания и победит.

— Нет, здесь по-другому. Здесь выбирают различные критерии для оценки работы компании — и цена тут не самое главное. Главным критерием может стать наиболее художественное или креативное решение.

— Итак, после Вашего первого успеха, Вы решили создать компанию?

— Да, после нашей первой детской площадки мы решили, а почему бы нам не открыть свою компанию по строительству детских площадок. У нас было много идей, но еще не было клиентов — нам нужно сделать каталог. Мы обсудили и нарисовали множество идей, а затем сделали 3D-модели этих идей на компьютере — и таким образом создали свой каталог и веб-сайт. В то время как этим занимался Оле, я зарабатывал деньги, которые мы затем делили.

— Через какое время Вы сделали свой второй проект?

— Примерно через полгода с нами связалось ещё одно учреждение — это был не детский сад, а учреждение для детей, закончивших школу. Это учреждение находилось в центре города, и им необходимо было построить игровую площадку. Вместе с ними мы решили, что хотим построить на этой площадке. Мы сделали большую лодку и маяк с очень большой горкой — это был большой проект. Он был дорогостоящим, и мы потратили на него очень много времени. Затем у нас стали регулярно появляться клиенты, хотя мы, по-прежнему, параллельно работали в театре, чтобы зарабатывать деньги. Прошло почти два года, прежде чем мы начали заниматься только строительством игровых площадок и тогда же мы наняли нашего первого сотрудника — он помогает нам и сейчас. На данный момент у нас работают 10 человек, включая меня и Оле.

— Каждая игровая площадка — уникальна?

— Да, мы используем повторные элементы наших предыдущих работ, например, мы построили восемь пауков. Но каждый из этих пауков — уникален, так как у каждого из них свой цвет, своя высота, длина, ширина. Они выглядят похоже, но они все уникальны.

— Как воспринимают Ваши работы?

— Полгода назад кто-то попросил фотографии наших площадок для какой-то книги о детских площадках. Мы прислали им все, что нужно, но в итоге они выбрали не те фотографии и в целом наш проект был презентован неправильно. Потом неожиданно нам позвонили из Brown Publishing и попросили наши фотографии для настольной книги по дизайну игровых площадок. И с тех пор началось. Мы рассылали повсюду наши пресс-релизы. Около месяца назад о нас написал один блог — и этот пост появился тут же во всех остальных блогах, и с нами начали связываться из Китая, Бразилии, Польши, Канады, США, России, Индии и других стран. Теперь у нас на все не хватает рук — но мы, безусловно, очень рады, что получили такое широкое освещение во всем мире.

— Вы планируете расширяться?

— Да, мы уже расширяемся — мы только что наняли еще одного человека, а после летних каникул планируем брать стажеров. Мы также хотели бы выйти на новые рынки — пока мы работаем только в Дании и Швеции. Мы даже еще не поработали во всех скандинавских странах — в Норвегии и Финляндии, например. Мы недавно были в Норвегии и узнавали ситуацию по поводу возможных клиентов. Это трудный процесс, так как везде надо подавать заявки и проходить через конкурсы. Но мы постоянно работаем над тем, чтобы люди узнавали о наших работах.  Многие люди, которые видели наши работы, затем связывались с нами, чтобы рассказать о нас в России, Канаде и других странах. В связи с этим нам надо серьезно поработать над тем, чтобы наши работы были понятны людям, которые ранее не были знакомы с нашей деятельностью. У нас нет склада, на котором мы могли бы показать, что у нас есть это, это и это — у нас нет ничего готового, каждый создаваемый нами объект уникален. Из-за этого возрастают также цены на транспортировку — каждую деталь нужно отправлять отдельно. И все это нужно учитывать при подсчете расходов для работы вне Дании. Нам нужно сесть и придумать инструкции о том, как люди на месте могут сами собрать нашу площадку (почти по аналогии с IKEA) — нужно ли нам на место высылать нашего менеджера или нашу рабочую группу. Мы пока еще не пробовали это делать — поэтому нам нужно попробовать, чтобы понять, как это работает и что нам нужно сделать.

— Во сколько примерно обходится одна игровая площадка?

— У нас есть игровые площадки от 10 тысяч до полмиллиона евро (это самый большой проект в Стокгольме). Это действительно зависит от размера площадки. В Норвегии, например, у них нет много денег на подобные площадки, поэтому необходимо искать дополнительное финансирование. Для нас хороший вопрос — как мы можем конкурировать с другими компаниями? В чем наша особенность? Конечно, наша особенность в том, что мы создаем художественные, глубокие по содержанию игровые площадки. Мы хотим, чтобы у нас была возможность повлиять на клиентов в том, что они выбирают для своей площадки. Например, они говорят, что хотят паука, пиратский корабль и королевну-лебедь — и всё это на одной площадке. Но мы хотим рассказывать связную историю — по нашему мнению, история служит вдохновением для детей и взрослых. Мы хотим, чтобы люди возвращались со своими детьми с площадки и им было что обсудить по дороге домой. Мы не хотим просто какой-то набор несвязанных между собой элементов. Мы хотим создавать сюжетную линию.

— Как креативность сочетается с правилами, которые есть в Дании, по использованию общественных мест и с правилами безопасности?

— В Дании с этим всё строго. Существуют европейские стандарты, согласно которым мы строим наши площадки. Существуют специальные инспекторы, которые сертифицируют площадки. Все наши площадки одобрены этим инспекторами — не нами самими.

— Как взрослые могут принимать участие на Ваших площадках? Ведь они обычно оставляют играть детей наедине с собой.

— Безусловно, взрослые могут попробовать залезть вместе с детьми на какую-то горку. Например, наши горки специально сделаны среднего размера, чтобы ты мог скатиться с горки со своим ребенком. Но наши площадки вовлекают взрослых немного по-другому. Мы бы хотели, чтобы сама площадка навевала мысли взрослым о том, что они пилоты или пираты — так чтобы они снова почувствовали себя детьми. Также взрослые иногда видят истории, которые скрыты от детей, — например, они могут подсказать ребенку историю о том, что паук гонится за мухой, то есть они могут подсказать детям сюжет игры. Как и в мультфильмах, там есть юмор, понятный взрослым и детям. Конечно, есть правила о том, что нельзя пускать двухлетнего ребенка на площадку для четырехлетних детей, потому что ребенок еще не подготовлен, может упасть, ушибиться. Но, в целом, при создании детских площадок мы ориентируемся и на взрослых. Чтобы для них эти площадки стали частью общественного пространства. Если взрослые будут чувствовать себя хорошо на этих площадках, то и детям будет так же хорошо.  

— Как Вы придумываете сюжет?

— Я думаю, что мы больше используем универсальные истории и идеи. Тот проект, который мы делали в парке Тиволи, — исключение. Там мы опирались на датский мультфильм про маленького медвежонка, который вместе со своими друзьями поросенком, попугаем, черепахой и пеликаном строил разные вещи. Архитектор из США, который работал с нами над этим проектом, предложил использовать истории из этого мультфильма. Но в основном на наших площадках мы берём истории и идеи из жизни, которые понятны каждому. Например, мы построили площадку с историей о Бермудском треугольнике — на этой площадке были затонувший корабль, сломанный самолет и ещё несколько элементов, которые давали понять, что это место — Бермудский треугольник

Или это может быть какой-то необычный, веселый проект. В одном из дорогих жилых районов, где жили врачи, все дома были абсолютно одинаковыми: желтый цвет у основания, затем серый, белый цвет вверху и черная крыша. И в этом районе в самом центре мы построили площадку, на которой эти же дома, только в маленьком масштабе, были искривлены и наклонены. Причем с любой точки, с которой можно было посмотреть на эту площадку, сзади виднелись настоящие большие дома — и таким образом, возникала очень забавная картинка. Это еще один способ создать историю на месте.

— О чём Вы мечтаете?

— Мечта нашей компании в том, чтобы расширяться — мы хотим строить детские площадки по всему миру. Нам еще многое предстоит сделать — но мы бы хотели когда-нибудь сказать, что мы сделали площадку на Южном Полюсе. Моя личная мечта — продолжать радоваться жизни, занимаясь своей работой, хорошо проводить время с моими партнёрами и сотрудниками. Моя работа выходит за рамки моей личной жизни и жизни моей семьи. Я надеюсь, что наша компания будет продолжать развиваться до того момента, когда мы начнем нанимать людей по всему миру. Когда мы будем устанавливать площадку, которую затем люди по всему миру смогут строить у себя.  

— Вы хотите оставаться бутиком, а не превращаться корпорацию с массовым производством?

— Да, мы бы хотели сохранить это ощущение уникальности, которое свойственно компании Monstrum. В этом наша суть. Неплохо было бы иметь свою фабрику — но наша суть по-прежнему остается в уникальности. Мы не можем построить фабрику в России или в Индии и заставлять делать стандартные площадки — это скомпрометирует нашу идею, изюминку нашей компании. Но построить что-нибудь у Вас мы бы очень хотели.

Большое спасибо Екатерине Левицкой за помощь в переводе, Юлии Кульгавчук — за тёплый приём.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Городская экспедиция UrbanUrban: Креативные детские площадки Monstrum в Копенгагене»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Александр БерёзкинАлександр Берёзкин 11 июн 2014, 13:12

у нас бы всё обгадили :(

Яндекс.Метрика