17 янв 2014
Поделиться

Осмысление города: от Платона до Энгельса

Автор: Пётр Иванов

Казалось бы, интуитивно мы понимаем, что такое город. Если нам покажут африканского слона и город, один от другого мы отличим безошибочно. Однако, если заменить слона на деревню, будет уже гораздо сложнее.

Фотография:
Кирилл Freesoul

Во множестве российских городов есть участки частного сектора, зачастую огромные. Например, частный сектор в Мытищах, где нет центрального водоснабжения, а жители активно разводят коз, кур и других домашних животных. Дороги в этом частном секторе представляют собой бетонку, переходящую в грунтовку. В общем, оснований для путаницы более чем достаточно.

Признаков, на основе которых мы определяем город, может быть множество. Так, скажем, в законодательстве РФ на статус города может претендовать населённый пункт с населением свыше 12 тысяч человек, а может и не претендовать — это дело добровольное. Тем не менее, официальный статус не особенно волнует жителей: когда я работал в поселке городского типа Чегдомын, местные иначе как «городом» его не называли.

Сложно сказать, каким образом мыслили свои города жители Мохенджо-даро в середине третьего тысячелетия до нашей эры: письменных источников, на основании которых можно было бы сделать какие-либо заключения на этот счёт, не сохранилось. Таким образом, вести хронологию размышлений о городе возможно только начиная с античности. Характерным для античного восприятия города  является отсутствие строго различения между городом и государством. Платон в «Государстве» пишет об устройстве огромного города, состоящего из трёх концентрических зон, каждая из которых населена представителями одной из трёх каст, составляющих социальную структуру идеального общества: ремесленниками, воинами и философами. Позже, описывая в «Тимее» устройство Атлантиды, он также говорит об городе-государстве, только на этот раз островном. Там же обозначается различие двух типов городов-государств: теллурических, расположенных на земле и использующих землю для достижения процветания (как Афины), и талассических (как Атлантида), ориентированных на морское господство. Эта ориентация обозначается как определяющая для социальной структуры, системы управления, экономического уклада и так далее. При этом симпатии автора явно на стороне Афин.

Специализацию античных ученых сложно проследить, поскольку в большинстве случаев мы имеем дело с тесным соседством и взаимопроникновением того, что мы бы сейчас назвали различными областями знания. Поэтому неудивительно, что исторически почти одновременно появляются не только философско-геометрические рассуждения об идеальном городе, но также и конкретная архитектурно-планировочная практика, базирующаяся на той же самой геометрии, что и утопические построения. По сути дела, времена Древнего Рима — это начало городского планирования как такового, а также появление первых градостроительных стандартов, необходимых для обеспечения функционирования и единства Империи.

Для неоплатоников и, в первую очередь, Блаженного Августина, было очевидно понимание города как эманации Града Небесного. Постоянное ожидание апокалипсиса накладывало особый отпечаток на восприятие того, чем является огороженная стеной территория компактного проживания. Каждый средневековый город воспринимался как тот самый Город, столь подробно описанный в Откровении Иоанна Богослова. И это описание, если и не являлось градостроительным нормативом, то было нормативным образом того, как архитектурно и геометрически должен быть организован город, и каким образом его следует видеть и понимать.

Следующее важное изменение, произошедшее с восприятием и пониманием городов относится к Высокому Средневековью (XI-XIII вв.) и заключается в том, что в городах стали появляться тайны, скрывающиеся за фасадами. Профессиональные объединения ремесленников, являвшиеся главными участниками городской жизни, были весьма закрытыми организациями, к тому же склонными сгущать мистические краски вокруг своих занятий, не говоря уже о необходимости хранить коммерческие тайны. С этого момента у городов появляется официальная жизнь и неофициальная; жизнь явленная наблюдателю и жизнь, о которой он может только догадываться. Здание Рейхстага с прозрачным куполом в Берлине — пожалуй, первая попытка преодолеть эту особенность городов.

Ещё со времен римских гениев места — статуй исторических персонажей, мелких богов, духов — было очевидно, что город должен через своё пространство рассказывать о своей истории и о правилах взаимодействия с ним. Мысль об этом не покидала философов и архитекторов. Впрочем, только в Эпоху Возрождения эта мысль была отчетливо проговорена: Томмазо Кампанелла писал, что в его городе Солнца на стенах нарисованы фигуры людей всех возможных профессий, изображающие все существующие нормы поведения в городе. Спустя много лет это нашло неожиданное воплощение в советских мозаиках.

В это же время наблюдается очередная параллель с античностью, но уже не столь оптимистическая: если для Платона городская архитектура была инструментом кастовой сегрегации, в то время как инфраструктура города и устройство идеального общества по его представлениям должны быть удобны для больных, инвалидов, пожилых, то для Кампаннеллы и его коллеги Томаса Мора город был не столь дружелюбен. Для контроля над телами горожан они предлагали даже евгенику.

Сентиментальная эпоха конца XVIII века подарила городам парки. Сама идея парка представляла собой противопоставление искусственной городской жизни и естественной природной. Именно парк позволял привнести в безнравственную и выхолощенную по мнению Руссо цивилизацию чувства и нравственность пасторали. Впоследствии это противопоставление неоднократно будет воспроизводится под разными углами в связи с дезурбанизацией, дауншифтингом, зелёными технологиями. Способ мышления через противопоставление может быть продуктивен, но в отношении города всегда сложно сказать, чему его можно противопоставить.

Так, например, Энгельс, рассматривавший город как инструмент эксплуатации, видел в образовании городов последствия объективных исторических процессов, а его последователи в послереволюционной России, так называемые дезурбанисты, вовсю разрабатывали проекты того, как в светлом советском будущем жить не в городах, а в иначе организованных поселениях. Впрочем, никаким из этих проектов так и не довелось быть реализованными.

Эмиль Дюркгейм, французский социолог, называл появление городов результатом многократного усложнения социальных связей по ходу человеческой истории и истории развития общества. С его точки зрения, города были так же неизбежны, как и с точки зрения Энгельса, другое дело, что его подход не подразумевал сколько-нибудь серьёзного изменения тренда урбанизации в каком-либо обозримом будущем. Чем дальше общество по Дюркгейму будет развиваться, тем более городским оно будет.

Таким образом, как по Дюркгейму, так и по Энгельсу, город представляет собой пространственное выражение существующих в обществе экономических и социальных отношений. И если в городе Солнца их нужно было изображать на стенах, то в городе, как его видели мыслители конца XIX века, они были очевидны без всяких граффити.

Социологический поворот в мышлении города, произошедший на рубеже XIX-XX веков дал старт экспансивному развитию самых различных оптик и подходов. Городское планирование, философия, архитектура, искусство и социология закружились в восхитетительном танце, то сближаясь, то отдаляясь, то пересекаясь самыми неожиданными способами, впрочем, в достаточно логичной поступательной последовательности. Но даже самый общий обзор способов мышления города XX века потребует отдельного материала.

Поделиться:

КОММЕНТАРИИ
к посту «Осмысление города: от Платона до Энгельса»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Андрей Ш.М.Андрей Ш.М. 17 янв 2014, 13:00

Как-то уж совсем жиденько..

(возможность комментировать без входа через соц.сети будет? ибо я к примеру не готов давать доступ к данным профиля и.т.д, а создавать профиль исключительно под комментарии не здорова)

Ilya GuryanovIlya Guryanov 18 янв 2014, 18:01

Дорогая редакция,

стыдно вывешивать такое нагромождение глупостей.

1) "исторически почти одновременно появляются не только философско-геометрические рассуждения об идеальном городе, но также и конкретная архитектурно-планировочная практика, базирующаяся на той же самой геометрии, что и утопические построения" - это предложение совершенная галиматья. Город, описанный Платоном, не "базируется" на той самой геометрии; и к геометрии как к науке, оперирующей чувственными образами, у Аристокла было весьма настороженное отношение. Архитектурно-планировочная практика была и до Платона (о чем свидетельствует типологическое сходство греческих колоний-поселений). Соответственно, и времена Древнего Рима - это не начало "городского планирования как такового".

2) Августина никак нельзя назвать "неоплатоником" - это христианский мыслитель, испытавший влияние разных философских школ своего времени, в т.ч. и неоплатонизма. Для последней же в высшей степени нехарактерно (если не сказать "невозможно") оперирование образами "Града небесного" и "апокалипсиса". Это вопиющая глупость!

3) "официальная и неофициальная жизнь", безусловно, были и в Риме эпохи империи, поэтому не понятно, почему "важное изменение" в восприятии городов автор относит к Высокому Средневековью. Цеха играли важную роль в средневековых городах, но списывать со счетов религиозные братства, нобилитет, церковные институты, по меньшей мере некорректно. Все они имели свои "тайны", если уж автор именно их считает движущей силой истории, а с точки зрения организации - были закрытыми или полузакрытыми сообществами.

4)У Платона изрядное количество замечаний о "контроле над телами горожан", поскольку эта часть античной пайдейи. Его же идею "брачного числа" вполне можно назвать евгенической.

5)Зарождение паркового искусства и появление первых рассуждений о теории и смысле этого дела относятся к XV в. Соответственно, сентиментализм и противопоставление искусственного и естественного здесь, в общем-то, не при чем.

Это лишь наиболее вопиющие глупости данного текста, я не касаюсь самого хода рассуждения и отбора персоналий (ничего не сказано о таких парадигмальных авторах как Витрувий и Альберти).

Рекомендую снять этот текст с сайта, пока его не растиражировали как самоочевидное свидетельство вашей профессиональной некомпетентности.

С уважением,

Илья Гурьянов

Petr IvanovPetr Ivanov 19 янв 2014, 05:48

Илья, не путай парковое искусство и городские парки, во-первых. Во-вторых назвать Августина неоплатоником можно, с тем же успехом, что и придраться к названию. Образами он - оперировал. В-третьих - сходство колоний-поселений и начало осознанного городского планирования и введение нормативов это таки Рим. Если ребёнок грызёт пятку - это вовсе не значит, что он занимается йогой. В четвертых - явленная и скрытая жизнь в Риме не имели значимого смысла (как различение). Путать различение явленная-скрытая и официальная-неофициальная - позорище же. А уж про евгенику у Платона это вообще полная чушь. Кастовую организацию общества и евгенику спутать - это конечно сильно.

Я понимаю твой полемический запал, но увы, ни по одному из пунктов не получается у тебя пройти дальше того, что в качестве моей вопиющей глупости ты заявляешь что знаешь что-то на эту тему. Слабовато ;)

Егор КоробейниковЕгор Коробейников 22 янв 2014, 14:56

Илья, добрый день! Большое спасибо за комментарий и подробный разбор неточностей. Я очень благодарен Вам, как читателю, за то, что пристально следите за качеством, а главное, фактологией выпускаемых статей. Для нас это, безусловно, прецедент и мы постараемся отнестись к этому со всей тщательностью. Текст снимать, думаю, смысла нет — пусть останется как артефакт, но осмыслить этот факт нам ещё предстоит.

Андрей Ш.М.Андрей Ш.М. 21 янв 2014, 04:53

В древнем Египте парки планировали, орошали, а в Греции скульптурами украшали...

А вот, что тут написано "5)Зарождение паркового искусства и появление первых рассуждений о теории и смысле этого дела относятся к XV в. Соответственно, сентиментализм и противопоставление искусственного и естественного здесь, в общем-то, не при чем." - я вообще не могу понять, нагромождение слов. Как эти два предложения связаны словом соответственно?)

Elena ChernovaElena Chernova 21 фев 2014, 06:31

Очень интересно! особенно про Т.Команеллу со стенами, на которых - нормы поведения в городе, по сути - схематизация города, захват "человеческого материала" через вменение норм. А наша современная ситуация 20-21 вв состоит в том, что один на одной стене нарисовал одну схематизацию норм, другой на другой стене - другую, а третий все предыдущие стер и поверх нарисовал третью. Современная ситуация - это конкуренция разных схем и разных способов мышления о городе. Захват "материала города" осуществляет тот, у кого схема мощнее. И это далеко не обязательно Благодетель или Мудрец из утопии Мора и Компанеллы, и далеко не всегда "власть"

Яндекс.Метрика