02 июл 2014
Поделиться

Ирина Ирбитская: «Взрывать ничего не нужно»

Автор: Лера Чубара

UrbanUrban поговорил с Ириной Ирбитской, директором «Центра градостроительных компетенций» о программе «Город, комфортный для человека с любым достатком», долевой собственности и о том, чем домашний детский сад лучше муниципального.

Художник: Нина Кузьмина

— Итак, на каких принципах в российских условиях должен строиться «город, комфортный для человека с любым достатком»?

— Суть нашей разработки состоит в том, что мы (градостроители, планировщики, архитекторы) при проектировании или трансформации городской среды должны думать не о красоте фасада, и не только о том, как работает транспорт или социальная инфраструктура (детские сады, школы и т.д.). Те параметры, которые мы разработали, в большей степени гарантируют, что люди начнут что-то делать сами. Предполагается создание или изменение существующих городских пространств под эти параметры — это первое. А второе — это программирование территорий. То есть ещё до того, как начинается проектирование, планировка территории, мы просто смотрим, что в городе происходит, вычисляем, кто может взять на себя  ответственность или просто запустить процесс изменений. И ровно под этих людей создаём программы жизни на териитории.

Но это не означает, что мы, как боги, пришли, создали программу, и сказали — живите вот так. Нет, суть в том, что мы находим сложный баланс. Создавая среду, мы ориентируемся на конкретных существующих людей, но при этом смотрим в разные временные перспективы. Короткая перспектива — это момент реализации проекта, средняя перспектива — это 10 лет, и долгая перспектива — это поколение, выросшее в этой среде. Наша программа базируется на том, что ещё до всякой реализации о проекте знают и уже начинают на него влиять. Но я здесь не говорю об общественных слушаниях. Мы предлагаем алгоритм, который может быть использован инициатором любого проекта, например девелопером. Большой девелопер это вроде как большое зло для любого города: вот он приходит и хочет денег заработать на этой территории. И мы «упаковываем» наш подход, весь алгоритм в стратегию продаж. Мы показываем, что если девелопер пользуется нашей методикой, это гораздо эффективнее, чем если он пользуется маркетологическими исследованиями, которые опираются исключительно на факты успеха в прошлом. Мы довольно много времени потратили на то, чтобы отработать логику продвижения именно такого подхода и отработать все механизмы и понятия. В том числе, чтобы определить, какие экономические выгоды это может дать девелоперу, который сейчас является самым активным агентом городских трансформаций. И мы считаем, что «бить» нужно именно вот в этого агента, чтобы к нему подключать все остальные процессы. И с первого такого проекта, в котором мы уже подошли к — в девелоперской терминологии — «стратегии продаж», а в нашей профессиональной терминологии — к «программированию территорий», прошло четыре года. Недавно польза такого подхода стала очевидна девелоперам, и теперь они к нам идут.

Создавая среду, мы ориентируемся на конкретных существующих людей

С другой стороны, мы понимаем, что не все могут быть собственниками жилья. То есть у нас больше 80 % «собственников» жилья, которые, по сути, ими не являются. Собственность — это ответственность, и если у тебя нет денег, ты не можешь сам нести ответственность за эту собственность. Но есть уровень, на котором пользователи могут повышать капитализацию здания независимо от их достатка.

Например, если мы говорим о многоквартирном доме в центре Москвы, то жители этого дома просто обязаны иметь долевую собственность для того, чтобы получить генератор средств на обслуживание здания, на капитальные ремонты, чтобы нести эту коллективную ответственность.

Художник: Нина Кузьмина

— Пример?

— Да, конечно. Вот, например, мой дом, в котором я живу в Москве — жилой дом в центре на 100 с лишним квартир. В течение нескольких лет ТСЖ нашего дома добилось того, что все подвалы здания принадлежат нам. Это довольно активная жилая улица, и, конечно, мы получили в собственность коммерческие площади. Теперь наши жильцы уже находятся на пороге того, чтобы начать договариваться с бизнесом. Чтобы начинать формировать тот самый малый и средний бизнес, те сервисы и инфраструктуру, которая выгодна всем. И благодаря этому создаётся прецедент договора жильцов с предпринимателями.

Это условие, при котором люди довольно быстро могут научиться быть ответственными собственниками, при том, что у многих наших соседей невысокие доходы. И это очень сильный инструмент, очень серьезный выход на другой уровень осмысления пространства. Но это хороший пример: когда ты живешь в центре города, вообще нет проблем с привлечением ритейлеров, владельцев кафе и прочих сервисов. Но я хочу сказать, что даже в центре, до того, как подвалы перешли к нам в собственность, многие мои соседи очень сильно протестовали против того, чтобы там было открыто кафе.

Есть городские зоны, в которых нет такой серьёзной активности: спальные районы — типичный пример. Но есть выход. Здесь, на мой взгляд, нужно делать такую вещь: первые этажи не должны иметь четкой функции с регламентом использования — это не дело государства и даже не дело муниципалитета. Пусть жители сами решают, что они собираются делать со своими первыми этажами. Захочу — на первом этаже сделаю кафе, захочу — сделаю студию звукозаписи и буду там греметь со всей силы. Договор, регуляция должны производиться только на уровне жильцов. Если придут жильцы и попросят убрать студию звукозаписи, человек уберёт.

уплотнительная застройка лучше, чем экстенсивное расползание городов

Ещё один хороший способ использовать первые этажи — детский сад. Не надо строить отдельный детский сад, если он не нужен — во многих городах в эти детские сады некого водить. Пусть лучше там будет уплотнительная застройка. Да простят меня граждане, уплотнительная застройка лучше, чем экстенсивное расползание городов. Стройте рядом небольшой жилой дом — это будет всегда востребовано, а первые этажи отдайте лучше детскому саду, который будет ориентирован исключительно на жителей этого двора. Пусть он будет камерный, небольшой; в этот сад придут заниматься с детьми домохозяйки, которые три года сидят со своим единственным ребёнком, а могут сидеть с пятью. И вот он социальный обмен, вот она — трансформация городской среды, преобразование её с минимальным конфликтом.

— Я не занималась этим вопросом предметно, но мне что-то подсказывает, что в части урегулирования вопроса детских садов есть очень жёсткие нормы и правила; что устроить такой домашний детский сад сложно, а если его включать в программу преобразования территории, то это потребует ещё и изменения законодательства.

— Вообще да, наше законодательство не соответствует запросам жизни, и часто не отвечает ни интересам жителей, ни интересам профессионалов. Безусловно, его надо менять. Но есть и внутри этого законодательства прекрасные возможности, просто сложно — мозг надо включать. Можно размещать почти без проблем — хорошо, с минимальными проблемами — частные детские сады на группу до 10 человек. А, в принципе, если мы всё-таки хотим создавать индивидуально ориентированные сервисы, в том числе сервисы по воспитанию, то большего и не надо. Такой подход, несомненно, принесёт положительные результаты в будущем. Ребёнок никуда не уходит со своей территории, его детство формируется внутри сообщества и он до конца отрабатывает те инструменты социализации, которые ему предоставлены и которые пригодятся ему в будущей жизни.

Я считаю, что мне дико повезло, потому что все эти вещи разрабатываются в рамках коммерческих проектов

— Хорошо, а чисто технически программа «Город, комфортный для человека с любым достатком» — это что?

— Я считаю, что мне дико повезло, потому что все эти вещи разрабатываются в рамках коммерческих проектов. С течением времени накапливается какое-то количество проектов, и я могу уточнить и усовершествовать первый срез разработок. То есть первые пять проектов были сделаны интуитивно, а через пять лет всё само пришло в систему — систему принципов и алгоритмов подхода к территории. Сейчас я уже нахожусь на той стадии, когда я не просто формирую строгий алгоритм, но понимаю, что в каждом шаге этого алгоритма есть варианты, как действовать дальше.

Художник: Нина Кузьмина

— Надеетесь ли вы, что ваша разработка из практики, которую вы предлагается заказчикам, перерастёт в федеральную программу?

— Этим мы тоже занимаемся. Дело в том, что идея создания Центра градостроительных компетенций, директором которого я являюсь, вообще-то принадлежала Глазычеву. Когда он меня позвал преподавать в Академию народного хозяйства на кафедру теории управления, то предложил подумать о создании научно-практической лаборатории, поскольку у меня был опыт ведения бизнеса.  Поначалу мне это не показалось интересным, но через год у меня возникла мысль создать Центр градостроительных компетенций. Мы встретились с Вячеславом Леонидовичем на одной из конференций по разработке концепции Большой Москвы и договорились, что когда он вернётся из Таиланда, мы пойдем и согласуем с ректором Академии создание этой научно-практической лаборатории. После потери Вячеслава Леонидовича, мы вместе с нашими общими бывшими магистрантами решили, что всё-таки создадим такую площадку, на которой будут собираться честные профессионалы, которые будут стараться менять жизнь к лучшему. В этом году у нас был план вплотную заняться жилищной политикой, её переделкой, фактически написанием Жилищного кодекса заново. Но когда я вышла на этот уровень осмысления, я поняла, что он не мой —  я люблю заниматься «физикой»: территорией, объектом. Я увидела, что я и мои коллеги могут дальше просто не двинуться. И поэтому мы решили, что пусть это будет такое акупунктурное действие, но оно будет везде что-то чуть-чуть расшатывать — пусть на миллиметр. Это лучше, чем если мы потратим все силы на разработку единой жилищной политики, и нам потом на всех перегонах скажут — «идите лесом».

В городе есть чёткая структура общественных пространств, и междомовой территории в этой структуре нет

— Когда спрашиваешь экспертов (урбанистов, архитекторов), что делать с микрорайонами, многие предлагают разные варианты взаимодействия с этой средой, но потом вздыхают и говорят, что, по-хорошему, всё это надо взорвать.  Кроме домашних детских садов и долевой собственности, какие у вас ещё есть решения?

— Я считаю, что нужно работать с междомовыми территориями. В городе есть чёткая структура общественных пространств, и междомовой территории в этой структуре нет. Это что-то совсем непонятное, то, что случайно получилось: вот строили-строили, а между двумя зданиями оказалась какая-то ничейная, никому не нужная территория, потому что, например, инсоляция была нужна. Но при этом я считаю, что ничего взрывать не надо, — нужно начать с этих самых междомовых территорий. Ок, пусть будет такая странная штука как общая территория, принадлежащая двум дворам, пусть жители двух соседних домов договорятся, как они будут её использовать. Либо, если они не хотят договариваться, должна быть муниципальная программа использования этих междомовых территорий. Нужен тщательный анализ каждого микрорайона, чтобы понять, что делать в каждом конкретном случае. Может быть, укатать эту территорию каким-нибудь интересным мощением и устроить там площадь. Может быть надо сделать парковку, чтобы убрать автомобили из дворовых территорий, а может быть — спортплощадку. Здесь взрывать ничего не нужно — нужно уметь слышать людей. При трансформации района сопротивление будет очень большим. Мы знаем, что её надо проводить, а жители говорят, что ничего не нужно делать, что их всё устраивает. У них там зелено, тихо, прекрасно, а в центре Москвы ужасно, и если захочется какой-то активной жизни, то они просто сядут в автомобили, забьют дороги пробками и плевать на всех остальных, которые живут вокруг этих дорог. Мы за любое улучшение, только не рядом с нашим домом — это понятно, но это эгоизм. Но с жителями нужно разговаривать, убеждать их, демонстрировать преимущества трансформации.

—  Каким образом?

— Дать людям почувствовать, что у них есть собственность. Сделать во всех городах межевание территорий, и сказать, вот ваш двор — артикулируйте границы своей собственной территории и зоны своей отвественности. Начнутся конфликты, ну и пусть. Люди должны через конфликт научиться договариваться и ощущать территорию как свою. И тогда мы начнём строить правильные многоквартирные дома, а не дома-гибриды, в которых вообще не пойми, где чья собственность.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Ирина Ирбитская: «Взрывать ничего не нужно»»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Inna RostovaInna Rostova 02 июл 2014, 13:10

Думаю это многим будет интересно. В сети случайно нашёл интернет-cервис http://nationalsearch.in общей базой России. Сначала подумала, что за красивой оболочкой и названием ничего не кроеться, но это не тот случай. Там реально предоставляется достоверная и исчерпывающая информация о человеке, о котором Вы ввели сведения. Благо, есть опция скрытия из общего доступа профиля, которой я и воспользовалась. В интернете много отморозков, которые могут использовать это в своих целях.

Олеся СмирноваОлеся Смирнова 02 июл 2014, 14:14

Взрывать ничего не нужно, но уплотнение территорий такая же вредная идея. Не вижу смысла в строительстве в существующей застройке небольших домов с первыми этажами для детского сада. Может быть это вариант для небольшого элитного квартала, но такие кварталы довольно молоды и инфраструктура заложена еще на стадии проекта. Если строить- полноценные детские учреждения . Думаю , тут скорее возможность урвать хоть что- то у девелопера для города. Это диктат инвестора а не градостроителя.

И уж уплотнением точно не решить жилищную проблему, это смешно. А проблема есть , как итог - " рас ползание" городов при совершенно неготовой к такому повороты транспортной инфраструктуры.

Олеся СмирноваОлеся Смирнова 02 июл 2014, 14:17

"между двумя зданиями оказалась какая-то ничейная, никому не нужная территория, потому что, например, инсоляция была нужна"(с) а потом она стала ненужна?)))))

Evgenii KozhanovEvgenii Kozhanov 11 июл 2014, 07:05

"и, конечно, мы получили в собственность коммерческие площади." - каким образом? просто выкупили их? в регионах зачастую коммерческая недвижимость стоит дороже жилой (кв.метр), да и таких денег у жильцов нет. Неужели в Москве по-другому?

Яндекс.Метрика