москва
22 мая 2013
Поделиться

Город детства: Мечтают ли дети о виртуальных горках?

Автор: Александр Асафов

Исследовательская группа CAU Research в течении нескольких месяцев наблюдала за тридцатью детскими площадками в центре Москвы, поговорила с московскими школьниками, заглянула в Новую Хартию детских игр Великобритании и представляет выводы своей работы на суд читателей UrbanUrban.

Сейчас всё чаще говорят, что дети перестали гулять во дворе. Причем взрослые любят винить в этом самих детей и их излишнее пристрастие к компьютерам. Но что на самом деле может дать современная городская среда сегодняшним детям? Действительно ли во дворах нет детей или это не так? Что сами дети думают о детских площадках и хотели бы они там играть? Задачами нашего исследования было – выяснить, от чего зависит активность детей на улице, нуждаются ли они в постоянном контроле, каков опыт других городов и что происходит с детскими площадками в московских районах Арбат и Хамовники. Чтобы ответить на эти вопросы, мы регулярно наблюдали в выходные дни в течение четырех с половиной месяцев с ноября 2012 по середину марта 2013 года 30 детских площадок во дворах и переулках.

Что происходит с детскими площадками

Нормативы планирования предписывают 5% территории жилых районов занимать площадками для отдыха, для занятий физкультурой и для детских игр. Для центра Москвы излишне в силу сравнительно низкой плотности населения, поэтому реальная цифра примерно в два раза ниже. Тем не менее, детских и спортивных площадок много и они есть практически в каждом дворе. Поиск этих площадок стал весьма увлекательным и даже в чем-то азартным занятием. На территории, ограниченной улицами Арбат, Пречистенка, Смоленским и Гоголевским бульварами таких площадок обнаружилось ровно тридцать: десять на Арбате и двадцать в Хамовниках. Очень быстро стало понятно, что дети бывают отнюдь не везде, но зато в некоторых местах они играют и гуляют постоянно.

Площадки находятся в разном состоянии, по-разному расположены в городе. Некоторые из них новые, в уютных дворах, с цветными пластиковыми игровыми конструкциями без единой царапины, но детей на них нет. Другие площадки старые и потрепанные, располагаются скорее в переулках, чем во дворах, никак не огорожены и при этом на них гуляет много детей и родителей. Примерно половина территории города в обследованном нами районе оказалась разделена на независимые не связанные друг с другом фрагменты. Это разделение выполнено не средствами дизайна среды или ландшафта, но с помощью высоких черных заборов с магнитными ключами, кодовыми замками и охраной. Значительная часть города не принадлежит его жителям, туда невозможно попасть. То же самое касается и детских площадок, образованных на изолированных территориях. Особенно странно выглядят детские площадки, расположенные в 20-ти метрах друг от друга, но «принадлежащие» разным жилым домам – старому и новому, и разделенные черным двухметровым забором.

Перед нами встала задача определить, по какому принципу дети и их родители выбирают одни места для игр и игнорируют другие. Чтобы изучить это, мы решили присвоить каждой из площадок субъективную оценку по трем параметрам: состояние, доступность и популярность у детей.

Состояние, доступность и популярность

Главным пунктом в оценке каждой площадки является ее популярность у детей. Очевидно, что игровые площадки созданы для того, чтобы на них кто-то играл, и лучше, если это будут дети окрестных домов. Если этого не происходит, значит что-то работает не правильно и нужно что-то менять. От чего зависит популярность площадки у детей? Только четыре из рассмотренных тридцати площадок (13%) получили у нас однозначно высокую оценку популярности у детей– «5». Все эти городские площадки не привязаны к какому-либо жилому дому, достаточно большие по размеру (1500 – 2000 кв. метров), весьма старые, полностью открытые и обладают разнообразным набором игровых конструкций. При этом ни одна из них не получила высокую оценку по состоянию, что говорит о том что этот фактор не имеет решающего значения. Пятнадцать площадок на исследованной территории являются абсолютно невостребованными у детей – «2» балла, а на шести дети бывают крайне редко — «3» балла. Это 50% и 20% соответственно. В пяти случаях (17%) площадки являются в целом привлекательными («4» балла), но там есть над чем поработать.

Доступность и открытость детской площадки очень важна. В редких случаях изолированные площадки, размещенные на закрытой территории вокруг крупных жилых домов, используются местными детьми, но чаще они представляют собой жалкое зрелище, и детей там, практически, никогда нет. Если детская площадка недоступна – она никогда не будет популярна у детей. При этом хорошее состояние и доступность площадки еще не гарантирует ее популярность. Маленькие неизвестные детям района площадки с морально устаревшими игровыми конструкциями, либо слишком открытые взрослым места, расположенные вблизи крупных транспортных потоков тоже будут пустовать. Таким образом, успешная детская площадка должна быть как минимум большая и разнообразная по виду игровых конструкций, полностью открытая и располагаться в тихом месте, и не принадлежать никакому конкретному двору. По нашему субъективному мнению, лучшей площадкой на всей территории исследования на сегодня является арбатская детская площадка (№ 7 по нашей нумерации), напротив «Дома с атлантами» архитектора Сергея Гончарова на Староконюшенном, 39. Что касается худшей площадки, то мы такую выделять не будем, их много, одна другой хуже.

Мнение пользователя

Один из авторов этого исследования сам является восьмилетним ребенком и активным участником освоения детского пространства Арбата и Хамовников. Он считает детские площадки нужными и важными, но сам бывает на них в последнее время редко, и больше не в качестве пользователя, а в качестве наблюдателя. Поэтому для получения более объективной картины детских взглядов на предмет, мы раздали соответствующие анкеты одноклассникам автора в гимназии № 1521 в Чертольском переулке Хамовников. Детям были заданы два основных вопроса: «Ходишь ли ты на какие-то дополнительные занятия в районе школы?»; «Бываешь ли ты на детской площадке и во что бы ты хотел там играть?». Были получены 12 ответов от семи мальчиков и пяти девочек 7 и 8 лет. Несмотря на то, что после довольно продолжительных занятий в школе, на дополнительные занятия в этом районе ходят 8 из 12 человек, все 12 детей находят время бывать на детской игровой площадке во дворе. При этом утверждать, что их все устраивает на этих самых площадках, не представляется возможным.

Вот список всех предложений по организации игровой площадки, полученных от 12 информантов: тир (многократно), боксерская стенка, высокий батут, груша (спортивная), горка, веревочная лестница, прокат велосипедов, большая сетка в 182 этажа, starwars, карусели с лошадками, регби, волейбол, снова горка, экстремальные качели, турник, бесплатный ларек со сладостями, а также два невысоких столба и специальная не рвущаяся резинка для игры «в резиночку». Интерес, с которым дети отвечают на вопрос о детских площадках, показывает, какое место в жизни ребенка занимает игра. Вы можете сами оценить ближайшую к вашему дому площадку и подумать, совпадает ли она с желаниями детей, которым на ней приходится играть.

Британская Хартия игр

Откуда вообще возникла идея детской площадки? Считается, что специальные уличные места для детских игр впервые появились в Германии, где они были организованы при школах в середине XIX века. Целью таких площадок было обучение детей дружелюбию и корректному поведению во время совместных игр. Первая публичная детская площадка, доступная всем детям, была открыта в городском парке в английском Манчестере в 1859 году. Сегодня в Великобритании существуют множество независимых ассоциаций, целью которых является предоставление детям повсеместной возможности играть. Они объединены в несколько крупных консорциумов, таких как: Play England, FreeTimeConsortium (FTC), The National Playing Fields Association (с 2007 года: Fields in Trust – FIT), The Children’s Play Council, PLAYLINK и другие. Эти ассоциации имеют давнюю историю, сеть региональных и муниципальных отделений, публикуют доклады, проводят семинары, организуют образовательные программы, исследовательские проекты и тренинги, посвященные созданию комфортной среды для детских игр.

Британцы не подвергают сомнению факт, что совместные игры являются абсолютно необходимым элементом в жизни детей. В своих работах Боб Хьюджес (Bob Hughes) и Франк Кинг (Frank King) в частности, определяли игру как «свободно выбранное, персонально ориентированное, сущностно мотивированное поведение, которое активным образом занимает ребенка». В целом общепринятая в Британии точка зрения на игры детей отражена в Национальных квалификационных стандартах для профессионалов по работе с детьми (National Occupational Standards for National Vocational Qualifications in Playwork) и в Новой хартии детских игр (New Charter for Children’s Play), принятой Советом по детским играм (The Children’s Play Council) в 1998 году. Вот семь простых принципов, на которых строится Хартия, и которые признаются всем сообществом, что имеет прямое отражение в реалиях Британской городской среды:

  1. Дети имеют право играть.
  2. Каждому ребенку нужно пространство и время для игр.
  3. Взрослые должны давать детям возможность играть.
  4. Дети должны иметь возможность играть свободно рядом с домом.
  5. Дети обретают ценности и пользу от игр.
  6. Детям нужно время и место для игры в школе.
  7. Время от времени дети нуждаются в дополнительной поддержке в реализации своего права на игру.

Детские площадки других городов

Теперь посмотрим на то, чего удалось достичь в других городах в практической плоскости по части устройства игровых пространств для детей. Созданием лучших детских игровых площадок в наиболее успешных городах занимаются не производители типовых игровых комплексов или сотрудники коммунальных служб, но профессиональные специализированные архитектурные и дизайнерские бюро. Творческая свобода в такой работе позволяют достичь впечатляющего разнообразия и избежать какой-либо стандартизации.

В Роттердаме (Нидерланды) бюро 2012Architecten создало площадку с использованием отработавшего свой срок пропеллера ветряного генератора. В Германии компания ANNABAU разрабатывает и производит толстых металлических гусениц, которые «ползают» по детским площадкам, будучи пойманными в канаты и сети. В Берлине студенты-архитекторы придумали детскую площадку, больше похожую на летний дачный павильон с причудливой верандой. Другое голландское бюро Carve разрабатывает детские игровые комплексы для публичных городских пространств и школьных дворов с использование крупных поверхностей из перфорированной стали.

Архитектурное бюро Monstrum из Дании возникло из идеи одной детской площадки и сейчас занимается только проектированием и строительством детских городков, состоящих из удивительных деревянных животных, кораблей, домов и растений. В Стокгольме построили «фруктовую» площадку, состоящую из больших муляжей фруктов. В испанском Мадриде бюро Selgascano Architects по заказу крупного производителя велосипедов спроектировало и построило детский велодром, а в Валенсии группа художников и архитекторов уложила на площади в новом жилом районе гигантского цветного Гулливера.

Если выйти за пределы континентальной Европы, то в Канаде можно найти деревянные дворцы и замки, в Сингапуре мокрую площадку для водных игр, а в японском Кавасаки детский городок из отработанных покрышек. По японской детской площадке вообще может спокойно перемещаться огромный механический паук, а в Австралии бюро JMD Design построило спортивную и игровую зону площадью больше 10 000 кв. метров. В США строят многоярусные стальные лабиринты с использованием действующих летающих аппаратов и многофункциональные детские площадки, приспособленные для игр детей с ограниченными возможностями.

Все эти проекты ложатся в общую канву заявленной британской Хартии. Если взрослые тратят на свои игры и развлечения огромные ресурсы – строят спортивные комплексы, развлекательные центры, туристические кластеры, стадионы, проводят Олимпийские Игры, и вообще, главным образом, любят играть и отдыхать, – то почему бы не предоставить такую же возможность и для детей? Мы сознательно избегаем прямых сравнений между реальностью детских площадок в Москве и в мире: это не главное. Главное – мы можем и должны сделать лучше, чем есть у нас сейчас.

Что можно сделать?

За время нашего исследования, которое мы начали в ноябре 2012, а закончили в феврале 2013 года, в соседнем Тверском районе Москвы с детскими площадками произошли позитивные изменения в городской среде. На Тверском бульваре, на месте скучных конструкций и каких-то песочниц появились два игровых комплекса производства немецкой компании EIBE, и они оказались заполнены детьми. Эти площадки отвечают всем основным требованиям успешных детских игровых территорий, полученных в ходе нашего исследования: они открытые, интересные, и не принадлежат никакому жилому двору. Там есть даже качели и карусель для детей с ограниченными возможностями. Но, поскольку об этом никто не знает, а обычные дети не могут распознать в этих объектах игрушки, – и качели и карусель к февралю прочно вмерзли в московский снег.

Другая детская площадка, по адресу Денежный пер,. 20 за время наблюдения была реконструирована, что стало наглядной иллюстрацией основных выводов настоящего исследования. До реконструкции она представляла собой неудачную попытку использовать санитарную зону вокруг вентиляционной шахты метро. Вид у площадки был скучный и зайти на нее можно было лишь имея магнитный ключ жителя стоящего рядом дома. После обновления площадка стала гораздо интереснее и теперь на нее приятно посмотреть. Но забор с замком остался  и детей на площадке все так же нет, а значит это впустую потраченные деньги.

Мы считаем, что здесь есть другие пути для развития. На исследованной территории можно выбрать три-четыре наиболее популярные на сегодня игровые площадки (например Староконюшенный пер., д. 39, Малый Левшинский пер., д. 3 и Большой Левшинский пер., д. 7, Гоголевский бульвар, д. 11) и реконструировать их в соответствии с принципами открытости и разнообразия. Реконструкция не означает снос старых площадок, но означает придание каждой из них уникального облика, идеи и дополнение новыми современными сооружениями. Из площадки № 21 (Кропоткинский пер, 20) можно сделать ретро-площадку и собрать там самые характерные игровые конструкции советских времен. Там уже они есть в изобилии и будет жаль, если и эта часть прошлого исчезнет без следа.

Непопулярные площадки, видимо, должны прекратить свое существование, поскольку являются фикцией и не отвечают тому, чему они призваны служить. Лучше иметь несколько крупных интересных площадок, чем множество бездарных и скучных. В своей классической книге «Смерть и жизнь больших американских городов» Джейн Джекобс делает вывод о том, что само по себе наличие людей в той или иной части города является позитивным фактором и магнитом для других людей. Здесь нужно применить тот же принцип: детям не интересна площадка, на которой нет других детей, и наоборот. Что касается всевозможных ограждений, заборов, калиток, ворот, шлагбаумов, охранников и прочих физических барьеров, препятствующих попаданию на детские площадки и разделяющих пространство жилых кварталов на закрытые зоны, то их нужно планомерно демонтировать, а все новые заборы запрещать законодательно. Хорошо бы, конечно, сформировать сообщество жителей таким образом, чтобы все заборы отпали бы сами собой, но за это время может вырасти не одно поколение детей, которые привыкнут к их виду и будут воспринимать эту аномалию как норму.

В рамках этой работы мы не затрагиваем игровые площадки при детских садах и школах, поскольку у них иные функции и иная роль. Тем не менее, британская Хартия детских игр подчеркивает, что детям нужно время и место для школьных игр. Перемена между уроками — это как раз такое время и оно должно использоваться именно для игры. Что касается пространства для игр, то каждая школа и сад теоретически должны иметь детскую площадку. Эти площадки даже могут быть открыты городу в те часы, когда в школах нет занятий, а в садах – выходные дни (как это часто происходит в спальных районах). На деле часть школ в центре никаких площадок не имеет вовсе – отдельная проблема, – а другие школы и детские сады огораживают свои территории на манер военных заводов и ни о какой открытости этих площадок детям в не учебное время речь не идет. В создании мест для игр в школах и игровых площадок детских садов должны принимать участие профессиональные архитекторы и проектировщики игровых конструкций для детей. Сегодня каждой школе или саду предоставлено самостоятельно разбираться с этой проблемой. Например, площадка гимназии № 1521 представляет собой пустой заасфальтированный двор. То, что являет собой игровая площадка школы № 1233, наводит тоску, ну а высокий баскетбольный щит по колено в снегу во дворе коррекционной школы № 67 для слепых детей может восприниматься как чья-то злая шутка.

Зачем нужно играть

В декабре 2012 года в Москве прошел II Московский урбанистический форум «Мегаполис в масштабе человека», на котором одна из секций называлась «Дети в городском пространстве». Участник секции Тим Гилл (Tim Gill), архитектор, писатель и исследователь поведения детей в городской среде, начал свое выступление с предложения всем присутствующим вспомнить любимое в детстве место для игр, предупредив, что он задаст после этого два вопроса. После небольшой паузы, он предложил поднять руки тем, у кого это место оказалось за пределами дома – и 90% рук поднялись вверх. Затем он предложил поднять руки тем, у кого любимое в детстве место для игр не контролировалось напрямую взрослыми — и снова 90% рук поднялось вверх. «В какой бы стране я не задавал эти два вопроса – везде, независимо от уровня социального развития, национальности, благосостояния, политического устройства, степени урбанизации, полового и возрастного состава, — результат был всегда один и тот же», — сказал Тим.

В Москве, как и во всём мире, дети любят и хотят играть. То, что они разучились или разлюбили играть на улице – это заблуждение. На самом деле это взрослые не дали им такой возможности, погрязнув в своих собственных страхах, взаимной агрессии, предрассудках или формально расставив по городу убогие типовые конструкции, которые ни одному ребенку не интересны. Что касается детей с ограниченными возможностями, то тут здоровые взрослые сразу дают им понять, что когда они вырастут, ничего хорошего их в наших городах не ждет – пусть привыкают заранее. Дети, в силу постоянной погони родителей за ранним развитием своего ребенка, лишены свободного времени. В силу страха перед «улицей», не позволяющего взрослым выпускать их во двор своего же собственного дома, дети лишены самой возможности быть детьми. Дети тянутся на улицу инстинктивно, невзирая на состояние тех мест, где им приходится играть. Их притягивают площадки, поскольку они чувствуют там «свою» территорию. Там они легально выходят из под прямого контроля взрослых и попадают в мир сверстников, общаясь с ними и совершенствуя свои коммуникативные навыки. Ведь для этого, в том числе, и существует детская игра, поскольку вырастая, дети попадают в мир людей.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Город детства: Мечтают ли дети о виртуальных горках?»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Яндекс.Метрика