таллин
18 ноя 2013
Поделиться

Утилизация архитектурного наследия

Автор: Анна Позняк

Архитектурное наследие многих стран оказывается на пересечении интересов власти и рынка недвижимости и постоянно рискует перейти в категорию «утраченного». Особенно это актуально для постсоветских территорий, где есть исторические травмы, их болезненные последствия и так называемая «национальная ментальность».

Земля в городе стоит дорого или очень дорого, и дух капитализма подсказывает нам, что на месте нуждающихся в основательном ремонте советских построек эффективнее возводить отели и торговые центры. Такая логика кажется еще более оправданной, если вы, к примеру, содрогаетесь от одной мысли о СССР. Но замена всех зданий 1960–1980-х годов на современные рискует обернуться утратой исторической памяти. Что, если попробовать наполнить эти пространства новыми смыслами, а не строить при помощи турецкого подрядчика очередной бизнес-центр? Варианты ответа на этот вопрос предложили участники Таллинской архитектурной биеннале.

TAB

Первая архитектурная биеннале Таллина (TAB) прошла в 2011 году и длилась всего три дня. Темой был выбран «Ландшафтный урбанизм», под которым организаторы понимали набор альтернативных возможностей для решения проблем современного города. Три главных события – симпозиум, выставка и архитектурный конкурс, раскрыли тему биеннале с разных сторон и предоставили возможность теоретикам и практикам поговорить о проблемах городского пространства.

Главный организатор биеннале — Эстонский центр архитектуры — позиционирует ее как международный форум архитектуры и городского планирования. Форма, однако, совсем не ретроградная, хоть и повторяет всем знакомые форматы конференции, выставки и передачи знаний эксперта широкой публике. Скорее, это фестиваль с разнообразной программой. Она не только о локальной архитектурной культуре, но и проблеме региона. В этом году на биеннале обсуждали вопросы сохранения социалистических и модернистских пространств и идей и ограничились временной рамкой 1960–1980 года. Именно тогда в Таллинне начали появляться интересные здания и городские проекты. Временные рамки биеннале и ее программа значительно расширились по сравнению с 2011 годом: добавилась выставка архитектурных школ и параллельные мероприятия, среди которых кинопоказы, дискуссии, экскурсии, инсталляции и, конечно, вечеринки.

Как и у любой биеннале, у Таллинской есть свои кураторы. Их отбирают по результатам конкурса. В этом году его выиграла молодая команда архитекторов из бюро b2010 – Кайди Уйс, Карин Туугу, Кадри Клементи, Мари Хунт и Ает Адер. Темой выставки они заявили переработку социализма (в оригинале — Recycling Socialism), что не сразу можно понять. Идет ли речь о материальном или нематериальном наследии советского прошлого? Зачем социализм нужно перерабатывать, и что потом с ним делать? В реальности это была попытка прямой работы с материальным наследием советской эпохи, городской средой, сформированной в то время, и поиск возможностей ее оптимальной интеграции в пространство современного города.

Переработка идей и пространств

С 1960-х по 1980-е Таллинн активно застраивался и, как во всех социалистических республиках, городская застройка наполнялась идеологией светлого будущего и мечтами о лучшей жизни. Сейчас, когда индивидуализм и установка на потребление являются доминирующим набором ценностей среднестатистического жителя эстонской столицы, архитектурные формы недавнего прошлого кажутся как минимум неуместными, соседствуя с современными зданиями и дорогой жилой застройкой. По словам кураторов биеннале «эти здания составляют большую часть материального пространства города, и их будущее с каждым днем становится все более и более неудобной темой для обсуждения».

Один из аспектов переработки состоял в изменении негативного отношения к советскому наследию, попытка увидеть эти пространства и формы как источник вдохновения и возможностей. Проектом минимум здесь может стать исследование по изучению самих архитектурных проектов, материалов, идей и историй связанных с ними. Программой максимум может стать перепрограммирование этих пространств, насыщение их новыми смыслами и активностями.

Многие модернистские здания в Таллинне проектировались с мыслью о том, что население города будет очень быстро расти. Теперь же многие из них заброшены или эксплуатируются частично, не находя в столице того количества пользователей, которое ожидалось около пятидесяти лет назад. Вопрос чрезмерного масштаба модернистских зданий интересно проявляется в городе, где разные модели потребления, городской культуры и досуга сталкиваются через эти пространства. Заброшенные здания часто становятся неформальными барами, площадками для детских игр или чьим-то домом. Переизбыток масштаба так же был одной из тем, о которой говорили кураторы. Одной из тактик, которой пользовались кураторы для артикуляции проблемы – временное пользование модернистскими пространствами, демонстрация возможных сценариев использования огромных пустующих зданий. Это было одной из главных идей биеннале.

Трудно утверждать, что потребность людей за последние несколько десятков лет радикально изменились или что эти пространства жители Таллинна никак с собой не соотносят. Кураторы видят «проблему» в идеологическом компоненте советской архитектуры, которая должна была быть больше, чем просто здание. По их мнению, идеология социализма плохо вписывается в современный архитектурный дискурс, сильно зависящий от рыночных механизмов, «архитекторов-звезд» и интересов частных застройщиков. Но сама возможность насыщения архитектурной формы большой идеей, создания чего-то большего, чем просто архитектурный проект позволяет экспериментировать с пространством и самой идеей архитектуры и именно с этого, по мнению кураторов биеннале, всегда стоит начинать.

Хорошим примером здесь будет Linnahall (бывший Дворец культуры и спорта им. В.И. Ленина), в котором на время биеннале расположилась международная выставка архитектурных школ. Монументальное здание, построенное в 1980 году эстонским архитектором Райне Карпом, ценится архитектурным сообществом и жителями Таллина, но уже достаточное время используется лишь частично. Построенное по принципу пирамиды из нескольких массивных платформ, оно идеально вписывается в ландшафт и раскрывается по мере того, как поднимаешься по ступеням все выше и выше.

Все главные события биеннале проходили в разных модернистских шедеврах обозначенной эпохи – кинотеатре Kosmos, неиспользуемом холле в здании Министерства иностранных дел, уже упомянутом выше Linnahall и бывшем здании школы в одном из построенных в советские годы спальном районе — Вяйке-Ыйсмяэ (Väike-Õismäe). Тактика сработала хорошо и привлекла на биеннале огромное количество людей, среди которых было не только экспертное сообщество, но и интересующиеся горожане. Для них, кстати, кураторами были разработаны специальные прогулки по городу.  

Переработка образования

Выставка архитектурных школ, в которой приняли участие 15 университетов из разных стран мира, была связана с задумкой переосмыслить огромное пространство Linnahall, нижний этаж которого сейчас занимает несколько офисов, а верхним давно не пользуются. Школы должны были представить результаты своей деятельности на плакатах из пенокартона, но некоторые привезли с собой макеты, фотографии и каталоги, а гости из Риги воссоздали в своей части фойе интерьер типичной квартиры панельного дома, а на улице соорудили импровизированный кинотеатр, где показывали фильм о своем проекте преобразования рижских дворов.

Все рассказывали о методах анализа, осмысления и создания пространства, и парадоксальным образом оказывалось, что современная архитектура еще более универсальна, чем была во время модернизма. Многие школы смотрят в одном направлении: их интересует параметрическое проектирование, технологии и мультимедиа как инструменты для формирования современных пространств. Критическая повестка в создании самой формы исчезает в поиске оптимальных решений, в то время как фокус смещается с формы в сторону процессов. Это было хорошо видно в рижском The Courtyard Project. Архитектура может быть инструментом рыночной экономики, чем-то очень концептуальным и параметричным, но в конечном итоге все равно оказывается вписаной в историчекий контекст, вопрос в том — удачно или нет.

Идеи для Вяйке-Ыйсмяэ

Архитектурное соревнование идей стало хорошим упражнением для молодых архитекторов хотя бы потому, что объектом анализа стал построенный в советское время спальный район — Вяйке-Ыйсмяэ (в переводе с эстонского — «цветочный холм»). Здесь было поднято два важных вопроса: социальное участие жителей в жизни района и сама его инфраструктура.

Остановив свой выбор на Вяйке-Ыйсмяэ, кураторы задались вопросом: в этом повторяющемся, дезориентирующем и монотонном, по мнению горожан, пространстве, еще осталось что-то ценное? Архитектор Инга Раукас, одна из членов жюри, отметила что участниками было предложено много необычных и полезных решений существующих проблем. Самые интересные из них охватывали новые возможности не через создание новых утопий, а через дополнение к существующим формам. Подходы, которые были отмечены особым вниманием жюри, уплотняли пространство застройки, внедряли многофункциональность, предоставляли пространства для естественной среды и делали акцент на общественном взаимодействии и участии жителей района. Победителем конкурса стала команда “Dymano”, состоящая из выпускников института «Стрелка» Ондрея Янку, Изабелы Чихоньской, Нэйтана де Гроота и Линдси Харкема. Их проект Assembled Ground отличался своей простой и хорошо представленной идеей – открыть нижние этажи панельных высоток и сделать их доступными для общественного пользования, вместе с центральной частью района и прудом, используя для застройки снятые с первых этажей блочные панели.

Изабела Чихоньска
Участник команды Dynamo, победители Таллинской архитектурной биеннале

«Мы предложили "разбудить" спальный район через репрограммирование нижних этажей блочных высоток. Через серию интервенций, мы соединили Вяйке-Ыйсмяэ c прилегающими районами. Из жилой и институциональной зоны он превратился в разнообразную среду, сочетающую в себе природу, коммерческую деятельность, и атмосферу добрососедства. Новый облик района тесно связан с его историей; через сохранение архитектурной целостности и работу с идеей общинной жизни, мы открываем для него новые формы пользования доступными пространствами и социальные взаимодействия».

На однодневной выставке, которая проходила в самом районе, можно было посмотреть все проекты участников конкурса. Большинство касалось вопросов целостности, идентичности и качества жизни. Сегодня низовой активизм набирает все больше популярности в Таллинне, и его жители получают возможность принимать решения о формировании окружающего пространства. Поэтому кураторы второй архитектурной биеннале Таллина решили сделать выставку проектов в заброшенной школе Вяйке-Ыйсмяэ, чтобы показать местным жителям возможности изменения пространства вокруг них.

В очереди на переработку

Предлагая возможные формы сохранения архитектуры 1960—1980-х годов, кураторы, кажется, упустили из виду очень важный социальный момент. Это четко прослеживалось на примере района Вяйке-Ыйсмяэ, который страдает от типичного для многих городов качественного различия между центром и периферией, и вытекающими отсюда проблемами доступности культурных и экономических ресурсов.

Работа с кризисными районами требует кураторского подхода и постоянной включенности в городскую жизнь. Архитектурная биеннале — событие, во многих отношениях, замечательное и полезное, но не способное разрешить все имеющиеся проблемы. Здесь, в первую очередь, требуется переработка самого отношения к городскому пространству и работе с ним. Это особенно актуально для постсоветских территорий, где есть общие исторические травмы, их общие болезненные последствия и похожая во многом «ментальность».

b210, кураторы TAB

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Утилизация архитектурного наследия»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Яндекс.Метрика