рим
27 сен 2014
Поделиться

Как «Велоночь» из сборища любителей старой Москвы стала событием всемирного масштаба

Автор: Иосиф Фурман

«Велоночь» уже стала событием национального масштаба, а ее популярность продолжает расти. На Восьмой московской «Велоночи», которая состоится в ночь с 27 на 28 сентября, организаторам пришлось вводить лимит в пять тысяч человек и регистрационный взнос, чтобы не нарушить закон о проведении культурно-массовых мероприятий и хоть как-то сдержать поток желающих, которых было около 10 тысяч в прошлом году. Это один из немногих российских городских проектов, получивший мировое признание за последние годы.

«Велоночь» уже стала событием национального масштаба, а ее популярность продолжает расти. На Восьмой московской «Велоночи» организаторам пришлось вводить лимит в пять тысяч человек и регистрационный взнос, чтобы не нарушить закон о проведении культурно-массовых мероприятий и хоть как-то сдержать поток желающих, которых было около 10 тысяч в прошлом году. Это один из немногих российских городских проектов, получивший мировое признание за последние годы.

«На первую «Велоночь» собралось около сотни участников, значительную часть которых представляли журналисты. Казалось, это очень много. Тогда было трудно представить, что из этого получится», — рассказывает Сергей Никитин, организатор «Велоночи», а по основной профессии — искусствовед и преподаватель отделения культурологии факультета философии ВШЭ.

История успеха

Хотя «Велоночь» теперь официальный и всячески поощряемый городскими властями праздник, при бывшем мэре проекту ход не давали, утверждает Никитин. «При Лужкове любые метажанры совершенно не воспринимались властями. Как это, тысячи велосипедистов, ученые, музыканты, какая-то наука? Слово «экскурсии» мы использовать не хотели. Это ужасное слово, испорченное, поэтому объяснить суть проекта в привычных чиновникам терминах мы даже не пробовали, это бы проекту не помогло». Ситуация изменилась после неожиданного даже для самих организаторов международного успеха велоночи. «Когда мы провели 4-ю московскую «Велоночь», ко мне подошли итальянские журналисты и спросили, почему я не делаю это в Риме. Сначала это показалось абсурдным, а потом мы получили совершенно феноменальную поддержку римской мэрии. Город работал для нас: были перекрыты улицы, была включена подсветка всех памятников, починены все неработающие фонтаны. И это в Риме, где все сыты по горло экскурсиями, туристами и культурными мероприятиями», — говорит Никитин. Сейчас он получил приглашения провести «Велоночь» от большинства европейских столиц. Проект уже состоялся в Милане, Лондоне, Риме. Следующим городом проведения готовится стать Вена. Города буквально становятся в очередь за право провести фестиваль на свои улицах.

При Лужкове любые метажанры совершенно не воспринимались властями. Как это, тысячи велосипедистов, ученые, музыканты, какая-то наука?

Московские власти после того, как вопрос велоинфраструктуры стал чуть ли не основным в городском дискурсе, тоже не могли остаться в стороне. Центр города перекрывается под «Велоночь», полиция обеспечивает безопасность, а чиновники и планировщики становятся рядовыми участниками-велосипедистами. Потенциальных выгод для города здесь масса: от развития внутреннего туризма до возможности обратить внимание на те городские достопримечательности, которые не являются классическими, но имеют большой туристический потенциал.

Но все же главная функция «Велоночи» — образовательная. Участие в «Велоночи» принимают авангардные исследователи самых разных направлений: «Мы занимаемся научными исследованиями и хотим продемонстрировать, что любой научный факт можно подать интересно. Одно дело что-то открыть, другое — объяснить, почему это важно. К сожалению, многие открытия проходят незамеченными, в истории науки есть множество подобных примеров. Каждый раз мы стараемся популяризировать в рамках «Велоночи» самые последние открытия урбанистов, искусствоведов, архитекторов, литературоведов», — утверждают организаторы «Велоночи».

Сергей Никитин

Science communication – одна из ощутимых бед российской науки. Российские ученые не хотят или не умеют комуницировать с широкой аудиторией. В этом смысле опыт «Велоночи» уникален и для приглашенных экспертов.

Как это выглядит

Тысячи людей собираются в определенное время в одном месте на велосипедах, вставляют наушники и выдвигаются на маршрут. Прямой эфир со стихами, комментариями и музыкой можно слушать по радио «Маяк». Для тех, кто использует смартфоны, организуется онлайн-вещание.  Интересно, что в «Велоночи» участвуют и велосипедисты из других городов. Они путешествуют по собственным ночным улицам, слушая музыку и стихи про Москву — очень люборытный механизм общения одного города с другими.

 

к общепризнанному принципу успешной познавательной деятельности — «единство интеллекта и аффекта» — добавляется еще и третий элемент, спортивный

Почему велосипед? Орнагизаторы «Велоночи» объясняют это так: к общепризнанному принципу успешной познавательной деятельности — «единство интеллекта и аффекта» — добавляется еще и третий элемент, спортивный. «Наш участник крутит педали и получает мышечную радость. Эта радость вместе с интеллектуальной работой составляет очень продуктивный уровень переживания», — поясняет Никитин, — «В мае мы сделали «Велоночь» в Казани. И казанцы были поражены, как мы проложили маршрут таким образом, что все время спускались. Для нас это принципиальный момент: мы не просто работаем с городской историей, мы качественно прорабатываем особенности ландшафта, чтобы прогулка не требовала особенной спортивной подготовки».

Внутренняя кухня

Каждая программа уникальна и никогда не повторяется, каждое место встречи, каждая остановка и вид прорабатываются до мельчайших деталей: «Вся работа над «Велоночью» связана, с одной стороны, с ритмическим и мелодическим увязыванием тем, о которых мы говорим, с другой — с ландшафтным образом города. Наша задача — превратить город в полотно, насыщенное историей.  Мы вкладываем новые смыслы в опустевшие и замыленные городские пейзажи, новые ритмы, придаем новое звучание этим местам и уголкам».

Именно эта принципиальная неповторимость не позволяет назвать «Велоночь» бизнес-проектом. Она немасштабируема, так как каждая прогулка уникальна. Но «МосКультПрог» (огранизация, созданная Никитиным и осуществляющия управление «Велоночью») и не собирается превращать проект в прибыльное предприятие. «Можно сравнить наш проект с цирком «Дю Солей». Если вы придете туда и скажете, что хотите спектакль на день рождения своей компании, цирк ответит: «Расскажите нам про вашу компанию». Для нас очень важна аудитория, степень их релевантности языку, включенности, пониманию. Темы бесконечны, но нам важно совпасть с аудиторией и удивить людей», — поясняет Никитин.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Как «Велоночь» из сборища любителей старой Москвы стала событием всемирного масштаба»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Яндекс.Метрика