27 дек 2013
Поделиться

Что нас ждёт в 2014 году

Автор: Егор Коробейников

Мы попросили главных действующих лиц отечественной урбанистики (в 2013 году нам так и не удалось придумать более точный термин) — экспертов, исследователей, архитекторов, учёных и энтузиастов — рассказать, что произойдёт с городами в течение следующего года, и поделиться впечатлениями от года прошедшего. Прогнозы вышли скорее оптимистические, чем апокалиптические, и мы искренне желаем, чтобы лучшие из них сбылись.

Фотография:
‘automobile’, 2012 – 2013 – unique piece by studio job, image © Zero40


Михаил Блинкин  

Директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ

— Могу сказать с уверенностью, что позитивные вещи, которые произойдут в Москве, будут точно связаны с творчеством моих друзей, — не коллег, а именно друзей-архитекторов. Знаю, что несколько очень хороших проектов уже находятся в завершающей стадии. Проявятся и результаты ряда серьезных международных конкурсов, таких как на разработку архитектурно-градостроительной концепции Международного финансового центра в Рублёво-Архангельском, например.

В моем поле — транспорте — исторический сдвиг произойдет в 2015 году, когда будет проведена реконструкция МЖД. В том году будут позитивные изменения, связанные с обновлением парка транспорта, и это станет заметно всем. Заметные изменения также произойдут с обновлением информации на остановках: появится информация и табло, сообщающие о том, когда придет автобус или трамвай. Будет ли Москва стоять в пробках? Будет. Я эту болезнь вылечить не могу».

 


Надежда Нилина  

Ведущий преподаватель модуля «Проблемы урбанизма» Московской Архитектурной Школы МАРШ, независимый консультант UNESCO

— Надеюсь, что в Москве, как нам и обещали,  появится много новых парков. С нетерпением ждём результатов конкурса по «Серп и Молот». И, конечно, то, чего мы ждём больше всего — это наш первый выпуск в МАРШе. Ребята очень много работают, и мы ждем хороших результатов. Думаю, на «Стрелке» тоже будет интересный выпуск. Так что уже весна нас ожидает бурная.

 


Олег Гончаров

Директор АНО «Архполис»

— Я думаю, что фокус сместится в сторону негородских территорий — там много интересного происходит. Иногда качественные изменения происходят быстрее чем в городах: земля быстрее «заставляет» работать.

Произойдёт рост местного самоуправления, основанного на сотрудничестве муниципальных властей, активных горожан и компаний, работающих в области частно-государственного партнерства. Ожидаю рост качественных девелоперских проектов с социальной составляющей. В области городского проектирования и управления надеюсь увидеть развитие функционального программирования территорий города, рост компетенции муниципальных управленцев и приход молодых активных горожан из бизнеса в руководство муниципалитетов. Жду новых интересных проектов по развитию городской среды средствами ландшафтного дизайна, паблик-арта, культурных событий, которые могут преобразовать не самые привлекательные городские территории.

 


Виктор Вахштайн  

Заведующий кафедрой теоретической социологии и эпистемологии РАНХиГС

— Социологи с недоверием относятся к предсказаниям. Это родовая травма социальных наук: 150 лет назад мы получили кредит доверия на создание дисциплины, способной предвидеть грядущие изменения, но не сдержали обещания. Проценты по кредиту бегут, и каждое следующее поколение социологов вынуждено договариваться о реструктуризации долга.

С каждым следующим годом для меня все более отчетливо проявляется граница десятилетий: 2000-х и 2010-х. Двухтысячные были декадой шизофрении. Люди, пришедшие «после 90-х», усвоили простой рецепт: можно жить одновременно в нескольких мирах, главное – не пытаться связать их между собой. Можно было, например, работать в консалтинговых проектах, читать курс по эпистемологии, иметь политические взгляды и писать научные статьи, занимаясь всем этим articulatim: не выдавая одно за другое и не подчиняя одно другому, не растворяя науку в политике и не выдавая гражданскую позицию за результаты экспертизы.  Такая суверенность разнородных – политических, научных, экспертных – порядков и рождала шизофрению: одни и те же люди как ученые проводили академические исследования, как эксперты – давали советы властям, как граждане – выходили на митинги и работали наблюдателями на выборах.

2010-е – десятилетие паранойи. Главное отличие параноидного бреда от шизофренического – консистентность. Шизофреник живет в нескольких несвязанных мирах, каждый из которых обладает суверенитетом и собственными правилами игры. Напротив, мир параноика демонстрирует удивительную связность: все в нем подчинено единому источнику причинности и смысла. Чаще всего таким источником оказывается сфера политического. В последние несколько лет миру политики сдалась наука, повседневность, искусство, образование и институциональная бюрократия. Экономическая рациональность уступила место рациональности политической. Вытесненная из своего ареала обитания (никакой собственной территории у Политического в России не осталось), политика вырвалась на оперативный простор. И от 2014-го года я жду усиления этой параноидной тенденции тотальной политизации всех сфер жизни – от студенческой аудитории до ленты в фейсбуке.

Чтобы наблюдать изменения правил игры, лучше из этой игры выйти. С 2013 г. я не живу постоянно в России, а потому мои предсказания, скорее всего, столь же не состоятельны, как обещания отцов нашей дисциплины создать по-настоящему прогностическую науку.

 


Дина Лободанова

Научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара, автор книги «Стратегии развития старопромышленных городов»

— Думаю, что во многих городах «раскачается» тренд прикладной урбанистики: появится больше проектов уличного активизма, попыток организации каких-то площадок образовательно-дискуссионного плана, что, в целом, оживит города и сообщества. Это начало формирования культуры, к которой мы вообще не привыкли, — культуры добровольного взаимодействия со средой. Это на локальном уровне, а на более общем — продолжится развитие «вторых столиц», — наиболее крупных городов кроме Москвы, снижение дикой притягательности столицы, что, соответственно, даст этим городам реальный потенциал для формирования своей повестки и своего вектора развития. Но у наших городов есть проблемы со включением в глобальное пространство, причем географические характеристики далеко не главную роль в этом играют. Тут важна ментальная закрытость людей, причем порою очень образованных, творческих и работоспособных. Такая среда ограничивает и, в конечном итоге, выталкивает людей, стремящихся к более открытому понимаю мира, людей, которые, в первую очередь, являются первооткрывателями в любой сфере и создают основу для изменения этой самой среды.

 


Евгений Варшавер

Социолог, директор Центра исследований миграции и этничности РАНХиГС

— Мне кажется, что, если бы все люди стали вдруг мудрыми и прекрасными, они бы срочно бросились изучать мир и ломать свои о нём представления. Ведь так обеспечивается «сцепка» с изменчивой реальностью и так люди становятся счастливее. Вряд ли в 2014 году все вдруг действительно станут мудрыми и прекрасными, но в «зоне ближайшего развития» наших городов, кажется, действительно появляется идея об обустройстве коммуникационных площадок всех типов и мастей, где очень разные люди могли бы разговаривать и договариваться о совместной деятельности. А это — залог интенсивной и счастливой жизни, которой всем желаю в 2014 году и далее.

 


Никита Токарев

Архитектор, директор Московской архитектурной школы (МАРШ)

— Я выделили бы три момента. Я думаю, что темой года в Москве станут платные парковки. В них есть и очевидные плюсы, и очевидные минусы. Очевидный плюс — они ограничивают движение в историческом центре. Из минусов — неумение наших властей договариваться с гражданами. Может так случиться, что перевесят минусы, и тогда придется отказаться то этого инструмента. Хочется надеться, что перевесят плюсы. Тем более, что эта московская практика неминуемо будет использоваться и в других городах России.

Вторая главная тема тоже касается транспорта, но она будет связана с крупными транспортными проектами, такими, как строительство у Белорусского вокзала. В этом проекте изначально минусов больше, чем плюсов, о чём не раз говорили эксперты. Я не исключаю, что строительство у Тверской заставы, поскольку оно в центре, вызовет большой резонанс, и привлечет намного больше внимания, чем строительство на Соколе.

И, в-третьих, мне кажется, будет очень важна результативность международных конкурсов. Уже есть победители, и теперь самое важное — чем это всё завершится. Пока у нас, к сожалению, или не было ничего, или построенное было очень далеко от конкурсного проекта. Если Москве удастся переломить эту тенденцию, то это будет очень хорошо.  Если опять получится, что все конкурсы впустую, то….

И еще одно: на примере Триумфальной площади выяснилось, что не всегда конкурсная практика стыкуется с конкурсом, а проектирование должно происходить на основе конкурсов и на основе тендеров. Если удастся так сделать, то это будет очень важным сдвигом следующего года.

 


Алексей Новиков

Управляющий директор компании Thomson Reuters по России и СНГ, профессор Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ

— Я бы отметил две интересные тенденции. Первая: современные города стремительно эволюционируют в 4-е измерение, в так называемый «4D пригород» — виртуальное пространство социальных сетей, сферу информационного обмена, создающую новую экономику, основанную на механизмах совместного потребления (collaborative consumption), краудсорсинга и т. п. Большие данные, создаваемые городом, становятся его неотъемлемой инфраструктурой, без которой функционирование крупного мегаполиса становится невозможным.

Вторая: появляется новая форма «сетевого города». Тот или иной мегаполис «отпочковывается» и создает свои анклавы в других странах мира. Яркий пример этого процесса — Дубай, который создает свои «клоны» на всех континентах: Дубай-Мальта, Дубай-Кочи (Индия, штата Керала — Прим. ред.) и т.д. С одной стороны, это даёт возможность городу тиражировать свои лучшие достижения по всему миру, с другой — использовать возможности других стран для расширения функций и укрепления экономики.

Обе тенденции идут рука об руку и соединяются в практическом воплощении концепции «умного города». Это, на мой взгляд, первый практический шаг от модных разговоров про умный город к реализации этой модели.

 


Елена Трубина

Профессор кафедры социальной философии УрФУ, доктор философских наук, автор книги «Город в теории»

— Что ждет города в 2014? Я не знаю, но могу предложить несколько разрозненных тезисов, вытекающих из работы над несколькими проектами. Один называется «От творчества к креативности», второй — «Мега-всё: события, проекты, города».

Первый. Мы продолжим спрашивать себя, может ли живая культурная «сцена» быть произведена искусственно, можно ли спланировать развитие креативных индустрий, может ли культурная жизнь города существовать только на правительственные гранты, без живой и естественной связи с бизнесом и филантропией? Возможно, ослабнет жажда «проектировать» и «управлять» культурным и инновационным ростом (а на этой странной деятельности у нас специализируются десятки агентств и институтов), потому что все больше людей осознают, что такая деятельность вредна главным — она сокращает свободу управляемых, особенно если мы говорим об образованных и уже что-то делающих там, где они живут, людях.

Второй. Слушателей курсов и магистратур по «Креативным индустриям», «Менеджменту в сфере культуры», «Геобрендингу» коллеги продолжат учить тому, как  убеждать правительства (лучше федеральное, но можно и местные) в необходимости субсидировать их креативные поиски. А если учесть, что в вузы принимают почти всех желающих, то забота по наращиванию привлекательности городов для креативного класса рано или поздно попадет в руки тех неуспевающих, кого сегодня вузам невыгодно отчислять.

Третий. Не появится ни одной общественной силы, которая убедительно бы ратовала за справедливое распределение ресурсов в условиях нехватки средств, направляемых на социальные программы, и других симптомов дефицита бюджета (а также того, как он «спускается» по административной вертикали).

Четвёртый. Правительства развивающихся стран и городов будут направлять доступные ресурсы на мега-проекты и мега-события, извлекая символическую и иную выгоду из «подвешенных» на время подготовки таких событий и проектов правовых норм. Решения, принятые за закрытыми дверями (якобы в интересах городов и их жителей) будут усиливать социальную сегрегацию. Земельные споры будут решаться в пользу властей, доступное жилье — располагаться на городской периферии. Все виды «фавел» будут предметом заботы правительств только в той мере, в какой те представляют угрозу для привилегированных горожан.

Пятый. Продолжится активное перемещение людей в города (подсчитано, что к 2050 семь из десяти жителей планеты будет жить в городах), что создаст множество проблем, перед которыми померкнут задачи обретения тем или иным городом глобальной известности посредством очередной Олимпиады.

 


Олег Паченков

Директор Центра прикладных исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге, кандидат социологических наук

— Я думаю, что будет рост участия горожан в реализации «права на город». На фоне разочарования полной пассивностью власти, бизнес, эксперты и активные горожане начнут создавать трехсторонние коалиции с целью менять город своими силами. Причины этих изменений и тех трендов, которые можно сегодня наблюдать (например, внимание к общественным пространствам) заключаются в росте благосостояния  российских городов: базовые нужды удовлетворены — возникает интерес к качеству жизни, а его невозможно купить за деньги, и те, у кого деньги есть, стремятся воздействовать на те рычаги, которые позволят качество жизни повысить. Типичный пример здесь — Москва.

Продолжится расширительное трактование «экспертизы» — признание того, что любые люди в чем-то профессионалы, и большинство горожан обладают экспертизой в области устройства городского пространства. Это частично инспирировано Интернетом, демократизацией всех социальных и медийных институтов, позволяющих «обывателю» выступать в роли эксперта. Это все ведет к росту спроса и популярности на любые формы «партисипаторики»: «партисипаторное» бюджетирование, «партисипаторное» проектирование, «партисипаторная» архитектура и т.п. Я думаю, эти тренды будут в ближайшие годы развиваться в наших городах, но в разной степени, с учетом локальной специфики и ситуации в каждом конкретном городе.

 


Сергей Никитин

Руководитель научно-исследовательской и творческой группы «Москультпрог», основатель международного просветительского проекта Велоночь/Velonotte, доцент НИУ ВШЭ.

— Нашим городам — большим и маленьким — нужны сознательные элиты. Я бы сравнил это с попечительскими советами музеев: если у музея такого нет, он, скорее всего, обречен на незаметное существование без посетителей и заметных событий. Отцы города – это не временные администраторы, а люди, которые за город отвечают перед самими собой, своими семьями и своей историей. Кто они? Бизнесмены, врачи, интеллектуалы, художники. Даже переехав в другой город или страну, они остаются связаны с местом.

Важное впечатление этого года – Казань. Универсиада стала мощным аккордом двадцатилетней модернизации города, который на глазах вдруг стал настоящим мегаполисом. У нас мало современных, развивающихся городов, Казань — из их числа. Ошибки в основном стилистические, а инфраструктура останется.

Другое наблюдение — общемировое и тревожное — распад традиционного городского общения под воздействием мобильной электронной коммуникации. В кафе Сан-Франциско и Москвы всё больше людей общаются со своими телефонами, а не с соседями. Ничего хорошего тут для городской ткани нет: личное общение фундаментально, оно определяет качество жизни в городе.

Что касается Москвы, то здесь главное — транспорт. Выделенные полосы для общественного транспорта появились год назад, и мы ждем развития этой истории на Садовом, ТТК, МКАД и на всех радиальных магистралях. Новые ветки метро через центр пройдут не скоро, а автобусы и троллейбусы могут серьезно помочь уже сегодня – дайте же им зеленый свет! И еще в Москве порадовало появление ночных маршрутов. Такие детали очень к лицу богатому и удобному городу.

В 2014 тренд на урбанистическое мышление останется актуальным, но хочется пожелать нашим встречам и публикациям большей внятности, чёткости. И пусть уже, наконец, эпоха манифестов уступит место конкретным делам, серьезным исследованиям! Нужны успешно реализованные территориальные проекты. Пока что ими может похвастаться лишь Сергей Капков.

 


Святослав Мурунов

Эксперт по работе с местными сообществами, руководитель рабочей группы по разработке бренда Пензы

— Основной тренд в 2014 году — это поворот в сторону человеческого капитала: для городов главным ресурсом развития становятся люди, а не деньги. Актуальным будет всё, что связано с развитием сообществ, в том числе, социальные технологии. Те города, в которых власть, бизнес и сообщества смогут сесть за стол переговоров и совместно определить проблемы и варианты развития, покажут качественные изменения, прежде всего, в сфере культуры, образования и городской среды, а затем и экономических показателей. Умирание малых городов продолжится — без внешней помощи им не обойтись. В любом случае, события 2013 года показывают, что у власти нет стратегии и нет идеологии, и эту нишу могут занять новые идеи. Поворот страны от имперско-индустриального мировоззрения в сторону человека и его способностей и возможностей — это хороший шанс для городов.

 


Карима Нигматулина

и. о. директора института ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы»

— Обо всех городах говорить сложно, скажу о Москве. Во-первых, Москва станет комфортнее. Делается акцент на развитие пешеходного пространства, строится много парков. Думаю, что Москва станет заметно зеленее.

Во-вторых, станет умнее. Будет больше новых технологий. Наши коллеги в департаменте транспорта используют новые технологии для работы и сбора данных, мы используем транспортные модели. Общий уровень специалистов будет повышаться. Уже появились такие площадки для обсуждения, как Москоский урбанистический форум, и, думаю, их станет больше.

Ещё город будет более открытым. Возникнет прямой и открытый диалог с населением, при котором максимальное количество градостроительных решений будет доноситься до москвичей, для того, чтобы горожане максимально участвовали в обсуждении.

 


Виталий Куренной

заведующий отделением культурологии НИУ ВШЭ, профессор, научный редактор журнала «Логос»

— В России мы переживаем политический ренессанс, а культурная политика имеет урбанистический характер, поэтому изменения предвидятся именно в этом сегменте. Наступает период, когда инерционные советские практики и институты меняются. И один из инструментов этих перемен — фокусирование  на городских практиках. Перемены не будут быстрыми, но здесь я оптимист. Следующий год для людей, которые связаны с этим направлением, будет благоприятным.

 


Владимир Николаев

Профессор кафедры общей социологии НИУ ВШЭ, доцент Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ, поэт, переводчик

— Много больших и маленьких фейерверков.

 

 

Над материалом работали: Лера Чубара, Пётр Иванов, Анна Гусева.

Поделиться:

Читайте также

Теги:

итоги

КОММЕНТАРИИ
к посту «Что нас ждёт в 2014 году»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Николай НиколайНиколай Николай 29 дек 2013, 07:44

По поводу комментария Блинкина: хотелось бы больше подробностей о реконструкции МЖД.

Яндекс.Метрика