13 фев 2014
Поделиться

На игре: Олимпиада как градостроительный наркотик

Автор: Пётр Иванов

Петр Иванов рассуждает об Олимпиаде в Сочи и о том, как из-за пристрастия российских чиновников к мегасобытиям, города рискуют стать наркоманами.

Я не очень люблю профессиональный спорт (кроме, пожалуй, футбола). Международные выставки достижений спортивного хозяйства, по моему глубокому убеждению, являются странным пережитком эпохи расцвета национальных государств и в современном глобализированном мире смотрятся немного глуповато. Но Олимпиаду в Сочи невозможно проигнорировать. Даже несмотря на то, что споры о ней звучат из каждого утюга, высказаться на эту тему я обязан.

Дискуссий об Олимпиаде много, и они разные. Кто-то считает, что нужно говорить о количестве унитазов в одной комнате и грязной воде, что, конечно, очень увлекательно, но как-то мелочно. Кто-то о том, как Олимпиада учит нас гуманизму; кто-то о том, что праздник спорта сам по себе важнее, чем то, как он организован. При этом, увы, все дискуссии скатываются в полемику и выяснение кому из оппонентов платит Кремль, а кому Вашингтонский обком. Разумеется, одной из центральных тем обсуждения (и осуждения), связанных с Олимпиадой в Сочи, стали масштабы олимпийской стройки. 1,5 трлн рублей, потраченные на организацию мегасобытия во многом складываются из расходов на инфраструктуру — железную дорогу, шоссе, спортивные и жилые объекты. Критики утверждают, что несмотря на беспрецедентный размах, рассматривать эти расходы как инвестиции в развитие территории нельзя.

Уязвимость городов перед лицом мегапроектов является общим местом урбанистической критики

Скепсис вызывает качество строительства, методы, использовавшиеся для выкупа земли, и — самое главное — то, что после Олимпиады город не справится с обрушившимися на него изменениями, как пространственными, так и социальными. Уязвимость городов перед лицом мегапроектов является общим местом урбанистической критики. Именно поэтому многие страны вовсе не жаждут принимать у себя Олимпиады. А для английских троцкистов пришедшие в запустение олимпийские объекты Лондона стали символом бессмысленного и беспощадного тетчерианского капитализма.

Я присутствовал на круглом столе в ФОМе, где обсуждались результаты социологической экспедиции в Казань. Группа учёных под руководством Екатерины Кожевиной хотела выяснить, каким образом город переживает последствия Универсиады. Одним из важных и печальных открытий стало то, что казанская система управления, чиновники самых различных рангов буквально подсели на мегасобытия. Для них теперь городское развитие видится не постепенным процессом, но дискретными инвестициями чудовищных объемов. Вместо экономического развития и раскрытия потенциала города собственными силами — зависимость от сверхфинансирования извне. Они ждут не дождутся Чемпионата Мира по футболу 2018 и фантазируют, что же устроить после него.

Для российских чиновников, вынужденных структурой системы управления работать с горизонтом планирования не больше года, мегасобытия являются серьёзным искушением, ведь 1,5 триллиона рублей привлечённых инвестиций звучит гораздо круче, чем «рост инвестиций по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 0,7%». Чиновник, знающий, что в любой момент его могут отправить на другую территорию, на другую должность, мало заинтересован в долгосрочных проектах — в его портфолио они будут смотреться скучно и неубедительно. Да и велик риск, что когда долгосрочный проект начнёт приносить позитивный эффект, чиновник уже будет далеко. И уже не успеет пожать плоды своего решения. Есть опасение, что постолимпийский Сочи ждёт такая же судьба. Городской бюджет обвалится под тяжестью бремени обеспечения олимпийских объектов, и в поисках финансирования городской администрацией сведутся к поиску нового мегасобытия.

Для Российской Федерации город, подсевший на иглу мегасобытий, никогда не станет донором бюджета

Под это мегасобытие будет строится новая инфраструктура, которую город опять же не сможет обеспечивать, а значит придётся искать следущее мегасобытие. А затем ещё одно. И в течение скорого времени город превратится в Диснейленд, тематический парк мегасобытий — всё, что угодно, но только не в город, способный на устойчивое развитие. В этом сценарии есть обречённость и другого рода: мегасобытий мало, а городов много. Достаточно скоро мегасобытия закончатся. Или другой город примет очередную Зимнюю Олимпиаду, а не Сочи. Что-то в любой момент может пойти не так, оставив Сочи со стремительно увеличивающимся дефицитом бюджета. Для Российской Федерации город, подсевший на иглу мегасобытий, никогда не станет донором бюджета. И это правительство будет вынуждено постоянно давать городу огромные суммы денег, просто для того, чтобы тот не развалился.

И даже развитие туристической индустрии, которое робко пророчат городу власти, не помешает такому ходу событий. Кто хоть раз был на российских курортах знает, что отдых на них происходит скорее вопреки, нежели благодаря усилиям администрации и персонала отелей, пляжей, развлекательных и оздоровительных центров. Бренд «Здесь была Олимпиада-2014» вряд ли сможет перевесить стерильно-глобализированный вид олимпийских гостиниц, неизбывное хамство российского сервиса и наплевательское отношение к эксплуатации зданий и территорий. Когда строилась Олимпийская деревня для Олимпиады 1980 года в Москве было совершенно очевидно, что она станет полноценным жилым кварталом города. Это был весьма качественный образец массовой советской жилой архитектуры и планировки. Сейчас, конечно, он страдает от тех же издержек и недостатков советских панельных микрорайонов, что и другие, однако на тот момент это было качественное жилье. Кто будет жить в домиках-шале сочинской Олимпийской деревни — непонятно. Я не думаю, что во всей России найдётся столько богатых людей, одержимых патриотическим духом с оттенками мазохизма.

Поэтому постолимпийский Сочи, едва оправившись от Олимпиады, вновь потянется к легкому и доступному наркотику мегасобытий. Не потому, что это здорово, не потому, что это красиво и приятно, а потому, что иначе нет и не может быть никакой жизни. Теплый олимпийский кайф вновь растечётся по всем структурам города. Посетители мегасобытия и волонтеры со всей страны наводнят его улицы. И в прицеле телекамеры он будет выглядеть живым.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «На игре: Олимпиада как градостроительный наркотик»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Яндекс.Метрика