21 фев 2014
Поделиться

Быстрее, больше, дороже: мегапроект как «социальный лифт» для города

Автор: Ксения Мокрушина

Российские города заболели золотой лихорадкой мегапроектов и оказались в самом центре глобальной конкуренции за международные события. UrbanUrban открывает серию статей о пользе и вреде мегапроектов. В первом материале читайте о том, как Олимпиада превратила Барселону в туристический рай и помогла Ванкуверу заглянуть в будущее.

В сентябре 2012 г. во Владивостоке прошел саммит АТЭС. Годом позже Казань провела Всемирную летнюю Универсиаду. Несколько дней назад с триумфом открылись XXII Зимние Олимпийские игры в Сочи. В 2018 году одиннадцать российских городов примут Чемпионат мира по футболу. Городские мегасобытия преподносятся международным сообществом, национальными правительствами, администрациями и бизнес-элитой как нечто безусловно положительное — золотой дождь, который прольется на осчастливленный принимающий город. Выступать против проведения таких событий в своем городе значит быть против лучшего будущего, уникальных возможностей развития, ценностей спорта, дружбы народов и так далее. Причём амбиции организаторов, зрелищность и бюджеты растут с каждым следующим событием, равно как и многочисленные риски, связанные с реализацией масштабных  проектов. Коррупционные скандалы, долговые кризисы, проклятие «белых слонов» (неиспользуемых и приносящие убытки объектов, построенных специально для проведения мегасобытий), экологический ущерб, массовые акции протеста и бойкоты — вот далеко неполный список проблем, с которыми сталкиваются принимающие мегасобытия города.

Амбиции организаторов, зрелищность и бюджеты растут с каждым следующим событием, а вмести с ними растут и риски

И все же по всему миру правительства идут на астрономические траты и годы подготовки в ожесточенной гонке на право проведения разового мероприятия длиной всего в несколько недель. Почему? Оставляя за рамками этой серии публикаций бесплодную дискуссию о коррумпированности мирового футбола, моральном упадке международного Олимпийского движения, неразрешимых противоречиях между мегасобытиями и устойчивым развитием и другую подобную риторику, можно утверждать, что крупные проекты могут принести беспрецедентные долгосрочные выгоды городу, именуемые громким словом «наследие». Однако наследие мегапроектов не возникает из ниоткуда, просто по факту проведения Олимпиады или саммита. Для того, чтобы позитивные эффекты мегасобытий перевесили связанный с ними ущерб, город должен создать для этого необходимые условия посредством принятия соответствующих политических решений и введения особого режима городского управления.

Итак, что хорошего может принести мегасобытие городу? Начнем с того, что польза для города далеко не всегда является решающей в проведении мегасобытия: национальная повестка обычно доминирует над городской. Так Олимпийские игры в Берлине в 1936 году, Москва'80, Пекин’08 (впрочем, как и Сочи в этом году),  были в первую очередь политическими заявлениями, игрой мускулов на международной арене. Рим’60, Токио‘64, Сеул’88 также стали скорее символами национального возрождения, восстанием из пепла экономической разрухи, нежели праздником городской жизни. В числе положительных эффектов мегапроектов традиционно называют народное единение и укрепление национальных ценностей, развитие спорта, культуры, общественного здоровья, волонтерского и юношеского движения и другие возвышенные концепции.

На время Олимпиады улицы Ванкувера были открыты только для пешеходов и веловипедистов

С другой, более темной своей стороны, мегапроекты — это циничный глобальный бизнес, на котором управленческие и корпоративные элиты делают большие деньги. Однако значительная часть этих средств действительно идет на развитие города. Проведение мегасобытия — это редкая, иногда единственная в жизни города возможность привлечь беспрецедентные частные инвестиции и финансирование из региональных и федеральных бюджетов на амбициозные проекты городского редевелопмента и масштабную инфраструктуру, запустить долгосрочные экономические эффекты от вложенных средств, возросшей занятости и потребления, развития туристического сектора. Так, Олимпиада в Лос-Анджелесе в 1984 принесла организаторам $225 млн чистой прибыли и дополнительных $2,4 млрд в экономику Южной Калифорнии.

Мегапроекты — это циничный глобальный бизнес, на котором управленческие и корпоративные элиты делают большие деньги

Олимпиады 60-x годов XX века показали огромный потенциал мегасобытий для развития города и фундаментальных инфраструктурных трансформаций. Именно в 1960 году в Риме помимо спортивных сооружений были построены мосты и дороги, связывающие Олимпийскую деревню со стадионами, проложены телекоммуникационные линии, модернизирован аэропорт, возведены новые гостиницы. В Токио были сделаны стратегические инвестиции в городскую инфраструктуру, включая монорельсовую систему, водоснабжение и канализацию, жилищный и номерной гостиничный фонд, редевелопмент береговой линии и порта. В 1992 году в Барселоне случился своего рода переломный момент в эволюции мегасобытий: более 80% средств, затраченных на организацию Олимпиады, пошли на проекты городского развития, тогда как до этого основной акцент делался на спортивную инфраструктуру. Город успешно использовал Олимпиаду для привлечения инвестиций в городское развитие — не стихийно-одноразовых, а стратегически-долговременных, позволивших Барселоне развиваться через десятилетия после Олимпийского триумфа.

Кроме того, именно Барселона стала хрестоматийным примером не только и не столько развития инфраструктурного «харда», сколько нематериального, культурно-эстетического ренессанса, качественного развития городской среды и городской регенерации. Олимпийский проект буквально за несколько лет превратил Барселону из приходящего в упадок промышленного города в туристическую столицу Европы. Теперь город может похвастаться уникальным сочетанием богатейшего исторического наследия, современной архитектуры, сети динамичных общественных пространств, благодатного климата и курортного очарования.

Олимпийские игры в Барселоне проложили дорогу проектам по ревитализации города

После нашумевшего международного саммита по устойчивому развитию и экологическим проблемам в Рио-де-Жанейро, мегасобытия стали «зеленеть». Для многих принимающих городов именно они стали драйвером экологического развития. В Лиллехамере впервые использовались технологии зеленого строительства и экологические принципы закупок и контрактных отношений с поставщиками и производителями. Хоумбуш-Бэй, где расположились основные Олимпийские объекты Сиднея, стал настоящим учебником по экологической регенерации загрязненной промышленной территории. В Солт-Лейк-Сити в 2002г. состоялись первые углеродно-нейтральные игры, то есть все выбросы, произведененные в результате строительства и операционной деятельности, были компенсированы, в чстности, масштабной высадкой деревьев.. Олимпийская деревня в Ванкувере до сих пор является самым зеленым кварталом Северной Америки в соответствии с системой сертификации LEED Neigborhood Development. Чемпионат мира по футболу в ЮАР заложил основы национальной и городских систем ведения отчетности по выбросам парниковых газов.

Мегасобытие — это уникальная возможность реализовать стратегические планы развития города и долгосрочное видение будущего в кратчайшие сроки

Игры в Барселоне показали мощнейший потенциал мегасобытий для улучшения международного имиджа города. Действительно, такая возможность блистать в лучах прожекторов и телекамер со всего мира городу и поупражняться в маркетинге собственных достоинств, брендинге, ребрендинге и искусстве внешних коммуникаций выпадает лишь один раз в жизни. Став всего на несколько недель средоточием общемирового внимания, города получают уникальную возможность буквально в одночасье повысить свой статус с малоизвестной точки на карте до нового международного туристического и бизнес-направления. Так, Солт-Лейк-Сити за 10 лет удвоил объем туристической и выставочно-деловой индустрии штата Юта, США. Турпоток в мало нуждающийся в дополнительной рекламе Лондон за год после Летней Олимпиады 2012 вырос на 7% (при среднеевропейских показателях в 1-4%) и в 2013 бил исторические рекорды. Кто вспомнит сейчас, что Турин был серым индустриальным городом на севере Италии, центром автомобильной и химической промышленности и столицей Фиата? Теперь Турин — это прежде всего гордая столица зимних Олимпийских игр-2006.

Наконец, проведение мегасобытия — это уникальная возможность реализовать стратегические планы развития города и долгосрочное видение будущего в кратчайшие сроки. Так, для Ванкувера Олимпиада стала шансом протестировать инновационную политику экомобильности. Полностью отказавшись на несколько месяцев от автомобильного транспорта и парковок в центре, город переосмыслил собственные общественные пространства, внёс важные изменения в руководства по дизайну улиц и созданию пешеходной среды и перешёл на качественно новый уровень развития транспорта. В результате через год после Олимпиады несколько центральных улиц превратились в пешеходные зоны, а доля устойчивых видов мобильности, включая пешее передвижение, велосипеды и общественный транспорт, выросла почти на 20%. Для Ванкувера Олимпиада стала «лабораторией урбанизма», где было спроектировано его собственное светлое будущее.

Об авторе

Ксения Мокрушина

Магистр городского планирования Массачусеттского технологического института (2012) и выпускница НИУ-ВШЭ по специальности Мировая экономика (2008). Ксения занимается городским экологическии планированием, в частности ведет проекты ICLEI/UN-Habitat в области низкоуглеродного городского развития (Бонн, Германия).

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Быстрее, больше, дороже: мегапроект как «социальный лифт» для города»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Andrey PopovAndrey Popov 21 фев 2014, 13:38

для затравки такой материал неплох. но проблема в том, что все это и так было известно и понятно, как набор каких-то общих мест, с которых начинается любая дискуссия в кругу экспертов. надо бы рыть глубже: например, провести сравнительный анализ таблиц, по системам оценки и значениям эффектов постолимпиадности, скажем, за 20 лет. специализированной отчетной литературы (не на русском) - полно. Ксения, не могли бы вы сделать обзор, коли решились писать в этой теме? спасибо

Даниил ДобрынченкоДаниил Добрынченко 24 фев 2014, 11:37

где тут лайки поддержки ставить?;) Ксения, хорошее предложение!;)

Ksenia MokrushinaKsenia Mokrushina 06 мар 2014, 21:15

Андрей, я бы с удовольствием. На тему постолимпийских эффектов я написала магистерскую диссертацию на 200 страниц с обзором всей той литературы, которую Вы наверняка имеете в виду. Скоро выйдет книга, и я Вам сюда скину ссылку. Надеюсь, там я покажусь вам глубже. В рамках этой серии статей у меня, к сожалению, не будет возможности и времени углубиться. Да и формат УУ, мне кажется, не тот. Все-таки это не академическая статья, а, скорее, обзорная, с элементами критики. Обозначение проблем и сюжетов крупными мазками. Если хотите, общих мест, да. Однако, поспорю, что эти общие места для экспертов не такие уж общие для более широкого круга наших читателей. Еще два года назад я сама ничего не знала об этих общих местах. Буду рада конкретным замечаниям по этому тексту и будущим статьям. Спасибо!

Andrey PopovAndrey Popov 03 апр 2014, 10:31

хорошо, спасибо за ответ, будем читать, комментировать)

мне мою вторую магистерскую на 269 страниц (с приложениями, конечно :-)), написанную для Глаза, то же надо бы уже опубликовать в виде таких вот коротких околоакадемических заметок... кстати, она связана с вашей проблематикой отчасти)

Яндекс.Метрика