20 мар 2014
Поделиться

Ребенок играющий: 6 проблем, мешающих свободной игре в городе

Автор: Дарья Бычкова

В последние годы наряду с возросшим интересом к созданию городской среды, дружелюбной к ребенку, во всем мире стало набирать обороты движение в защиту свободной детской игры. Что это вообще значит, есть ли у ребенка возможность «свободно» играть в современном городе и как меры, предпринимаемые в поддержку такой игры, могут изменить облик городов

Фотография:
City museum St.Luis

Закон об играх

1 февраля 2013 г.  ООН официально провозгласило право ребенка на игру. Общим Комментарием к статье 31 Конвенции о правах ребенка международный комитет вывел факт игры на новый уровень, сделав ее предметом закона, подписанного многими странами. Ожидается, что игра теперь будет учитываться и в инфраструктуре городов. ООН утверждает, что «право на игру так же важно, как и право на медицинское обслуживание и образование, а общество и органы государственной власти должны содействовать соблюдению этого права».

Инициатором внесения изменений в Ковенцию о правах ребенка выступила Международная ассоциация игры IPA (International Play Association), созданная в 1961 году и имеющая представительства более чем в 50 странах мира (в России пока нет). IPA провела глобальное исследование, посвященное детской игре в разных частях света, и его результаты показали удручающую картину: большинство взрослых безразличны к теме игры, а правительство вовсе не понимает ее природу и недооценивает ее значение для полноценного развития ребенка. Более того, как первые, так и вторые чаще всего в первую очередь ценят образовательные достижения детей и их участие в обучающих занятиях, отодвигая свободную игровую деятельность на второстепенное место.

Зачем детям играть

Игра как таковая на сегодня чаще всего воспринимается в обществе как элемент развлечения, в то время как ее настоящий эволюционный смысл заключается в моделировании ситуаций, приближенных к реальным, но без реальных социальных ограничений и без ответственности за свои решения: это дает детенышам возможность тренировать навыки, необходимые во взрослой жизни и проверять границы допустимого в максимально безопасном окружении, учит умению объективно оценивать риск и выстраивать отношения в социуме.

Самое простое и полное определение понятию свободной игры дал в 1982 году Боб Хейс, известный британский исследователь игры, а ассоциация Play Wales, образованная в 1996 году правительством Уэльса, отлично его дополнила. Игра, по их словам - это поведение, которое выбирается самостоятельно (то есть дети сами решают, когда, где и во что играть), направлено на самих игроков (поскольку дети самостоятельно устанавливают правила и распределяют роли), четко мотивировано и реализуется не ради какой-либо награды, признания или обретения определенного статуса. Именно поэтому свободная игра (free play) - это не последовательность заранее продуманных действий, ведущих к определенному концу, а игра ради игры. Дети в школах Китая, Финляндии, Сингапура и Японии вплоть до второго класса большую часть времени проводят играя. Как показывают исследования, именно они много лет спустя, в возрасте 15 лет, входят в первую восьмерку призеров на международных экзаменах PISA, в то время как ребята из США появляются, например, лишь на 13-м месте. Кроме всего прочего, совместная игра детей со сверстниками или даже со своими  родителями является сильным инструментом укрепления института семьи.

Фотография:
Chris Bruntlett

Что изменилось

Сегодня трудно уверенно говорить о последствиях принятой ООН поправки - прошел лишь год, но выпущенные дополнения и рекомендации уже стали руководством к действию во многих странах мира (Великобритании, Швеции, Японии, Германии и др.) Россия как страна, так же подписавшая Декларацию о правах ребенка, должна направить свои усилия на распространение правильного понимания феномена игры и поддержать ее реализацию в условиях городского пространства. Однако в России до сих пор не существует даже представительства IPA, не говоря уже о массовом движении за право детей на игру.

Главные проблемы с точки зрения свободной детской игры

Очевидно, что положение игры в городе определяется качеством городской среды, которая помогает или препятствует распространению игры на улицах, в парках и общественных местах. Мы попробовали проанализировать проблемы, с которыми игра как концепт сталкивается в городе, и найти решения, которые могли бы сделать город более открытым к игре.

 

1. Культура страха

Проблема: Пожалуй, основная причина, из-за которой родители ограничивают детей в свободе игры и которая чаще всего встречается именно в развитых странах, - это преувеличенный страх за ребенка. Для того, чтобы огородить своих детей от опасностей, взрослые создают безопасную “пластиковую” игровую среду, в которой не хватает вызова и пространства для фантазии. Известный социолог Фрэнк Фьюреди дал подобному явлению название "культура страха", объяснив это так: "Сегодня всеобщая обеспокоенность собственной безопасностью нашла свое выражение в страхе за детей, несмотря на то, что в наше время они более защищены, чем когда-либо были в историии человечества". Для многих детство - больше не приключение с беспредельным полетом фантазии, занозами в пятках и сломаными руками, как это было для детей на протяжении тысячилетий. Изменения в укладе детства сегодня - конечно, лишь побочный эффект серьезных социальных, культурных и экономических изменений в жизни общества. Рост активности автомобильного движения и зависимости человека от комфорта, который приносит перемещение на собственной машине, родители, проводящие на работе больше времени, чем они делали это 50 лет назад, снижение качества и количества общественных пространств и улучшение качества досуга в местах закрытых (кружках, студиях, торговых центрах) - все это лишь подкрепляет “стратегию осторожности”.

В результате процент детей, которые сегодня свободно гуляют за пределами дома без надзора взрослых и которым разрешено самим ходить в школу, падает с каждым годом. В Англии сегодня лишь четверть детей начальных классов  получает от родителей разрешение ходить в школу самостоятельно, в то время как в 1971 году этот показатель составлял 86%. В Германии сами ходят в школу почти ¾ детей, однако двадцать лет назад практически все дети добирались до школ без родителей. А ведь самые ценные моменты игры случаются, когда ребенок находится вне сферы влияния и присмотра взрослого, то есть за пределами дома.

В Москве сегодня практически нереально увидеть ребенка 7-10 лет, в одиночестве идущего по улице - многие родители в Москве провожают и встречают своих детей вплоть до средних классов. При этом интересно, что "спальные районы", казалось бы, созданные именно для жизни людей, являются зачастую самыми опасными.

Решение проблемы: В США в 90-х годах появилось целое движение Free Range Kids: американская журналистка Леонор Скенейзи однажды написала заметку о том, как она отпустила своего девятилетнего сына одного проехаться в нью-йоркском метро. Статья вызвала безумное  негодование со стороны многих американских родителей, в адрес Леонор посыпались обвинения в безответственности. В ответ Леонор написала целую книгу: Giving Our Children the Freedom We Had without Going Nuts with Worry. "Если вы стараетесь предотвратить любую опасность или трудность в жизни вашего ребенка, у него никогда не будет шанса повзрослеть. Родители должны понять, что самый большой риск среди возможных - это попытка вырастить ребенка, который никогда не встречался с проблемой выбора и не был наделен правом самостоятельно принимать решения".

Главное, что требуется сегодня от родителей, - это замена радикальной философии страха на более гибкую устойчивую философию допустимости.

Первыми ценность ежедневного ритуала дороги из школы домой поняли голландцы. Именно в Нидерландах появились детские маршруты - удобные, безопасные, связные участки пути, на которых расположены интересные и важные для детей объекты: что-то, на чем можно попрыгать, поскакать, где можно спрятаться, посидеть или просто небольшие арт-объекты. Такие маршруты организуют в местах, где дети ходят чаще всего. При этом ребенку должно быть всегда понятно, не сбился ли он с пути и куда ему идти дальше.

 

2. Игра как риск

Проблема: Большинству детей характерна врожденная тяга к риску и, не получая возможностей ее реализации в общепринятых рамках, они начинают искать ситуации, в которых можно получить недостающий адреналин в концентрированном количестве.

Решение проблемы: Разумный подход заключается в том, чтобы предоставить ребенку необходимое ему количество контролируемого риска. Это не обязательно должен быть ржавый мост над пропастью, как в Cementland, бывшем цементном заводе, ставшим арт-объектом и известным местом досуга тинейджеров в Сент-Луисе. Вызов может быть кинут и на обычных городских детских площадках: например в Музее рыболовства и моря в Копенгагене компания Monstrum, известная своими нетиповыми детскими площадками, расположили элементы скалодрома на стенах многометровой башни. На крутой спуск Seward Street Slides в Сан-Франциско натыкаешься совершенно случайно во время прогулки по городу. Из той же серии игра rough and tumble, больше похожая на возню в грязи.

Планируя игровые пространства, главное - удержать себя от попытки полностью избежать рисков. Самое мудрое - объективно их взвесить. Англичане называют этот подход risk benefit assessment и активно используют при обустройстве детских досуговых мест.

 

3. Взрослые ведут игру

Проблема: Привычка взрослых вести игру только мешает делу. Искренне веря, что ребенку необходима помощь и подсказка, они зачастую диктуют ему свое видение. Такой подход совершенно неприемлем для свободной игры, которая должна быть сhild-directed, то есть, диктуемой ребенком.

Решение проблемы: В Британии появилась даже отдельная профессия - плейвокер (playworker). Это люди, прошедшие специальное двухлетнее обучение и работающие с детьми 5-10 лет на приключенческих площадках, а их задача - не управлять и не руководить, а развивать игровую активность ребенка, поддерживая самостоятельную игру, наблюдать, продумывать и анализировать процесс, происходящий перед ними, и выбирать, когда стоит вмешаться, где лучше просто изменить и разнообразить что-то на площадке, а где необходимо вообще воздержаться от каких-либо действий. Плейвокеры - не аниматоры и не воспитатели в общепринятом понимании. Они скорее похожи на “хранителей игры” и зачастую со стороны их работа выглядит достаточно пассивно. Работающие в парках и лесопарках плейворкеры получили название playrangers. Они больше ориентированы на занятия детей в природном парковом или лесном окружении и часто являются сотрудниками “лесных школ”, особенного типа детских садов для малышей от 3 до 6 лет, в которых практически все занятия происходят на свежем воздухе.

 

4. Шум от игры

 Проблема: Преграда на пути свободной игры, корни которой кроются то ли в привычках жителей мегаполиса, то ли в их усталости, это желание многих взрослых, чтобы "дети были видны, но не слышны". В мультикультурном мегаполисе разница восприятия ребенка среди представителей разных культур видна особо хорошо: там, где местные мамы утрамбовывают своего ребенка в стул и шепчут "Сиди спокойно! Веди себя прилично! Не кричи", дети мигрантов свободно резвятся, наслаждаясь жизнью. Последние получают полноценную возможность спонтанной игры, через которую осваивают новые навыки. Первым же такая возможность выпадает лишь дома или в специально отведенных местах, кружках и студиях, которые они посещают пару раз в неделю.

Решение проблемы: Поскольку проблема лежит в области культуры, а не городской инфраструктуры, найти однозначное ее решение довольно сложно.

 

5. Город для машин 

Проблема:Главная опасность для ребенка в городе - это, конечно, автомобили.

Решение проблемы: Смелым ответом стала английская концепция Play Streets: перекрывание улиц на несколько часов или целый выходной день для организации своеобразной открытой площадки для общения и игры. Устройство такой акции требует большой предварительной работы родителей, которые должны договориться о дате перекрывания и получить разрешение в муниципалитете района, что невозможно без развитого местного комьюнити. Нам пока остается попытаться хотя бы приблизиться к голландскому примеру woonerf - улиц, где пешеходы и машины делят единое пространство и имеют одинаковые права. Они же - “домашние улицы” в Германии и Home Zones в Англии.

 

6. Стандартизированность детских мест 

Проблема:Свободная детская игра не может существовать в условиях города, где повсеместная установка типовых детских площадок способствуюет скорее стандартизации детского мозга и воспитывает “ребенка наслаждающегося” (пришел, развлекся, ушел), но никак не “ребенка-творца”.

Решение проблемы: Отсутствие собственных детских “мест свободы” во многом могут компенсировать появившиеся в Европе во второй половине 20 века приключенческие площадки (Adventure Playgrounds). Они предназначены для детей школьного и подросткового возраста, а в каникулы становятся подобием детских городских лагерей. Одна из самых необычных площадок такого типа - британская “The Land”, где дети могут играть с отслужившими свой век материалами, которые мы с вами бы просто выбросили на помойку. В России на сегодня есть опыт создания лишь временных приключенческих площадок: Город Друг сделал несколько таких площадок в рамках различных фестивалей в Москве (например, вот эту на дизайн-заводе “Флакон”), и одну в Калуге на Фестивале местной культуры.

Компенсировать же отсутствие природного окружения в городе можно не только путем выделения больших территорий под зеленые насаждения, но и путем адаптации уже существующих под детскую игру и игровой досуг взрослых. На практике это может быть реализовано в виде игровых ландшафтов (playscapes). Взгляните на BUGA park в Мюнхене.

 

7. Города стали скучными

Проблема: Сами города в последние десятилетия стали настолько скучными и унылыми полигонами для рабочего процесса взрослых, что естественной шутке, забаве, которыми всегда сопровождается игра людей любого возраста, совершенно не осталось места.

Решение проблемы: В последнее время предпринимаются попытки создания города играющего и превращение городского пространства в зону развлечения. Задумайтесь, что вы сами испытаете, если неожиданно встретите расчерченные на дороге классики или яркие красные качели, подвешенные в центре делового района? Участники Red Swing Project, например, помогают последним появляться в самых неожиданных местах города. Детские игровые маршруты, о которых рассказывалось выше, и широкое распространение стритарта - также отличные катализаторы игры в городе. Неплохим российским примером “разыгрывания” пространства, в данном случае, интерьерного, стал проект "Артпрививка" в Морозовской детской больнице, где современные художники минимальными шутливыми интервенциями превратили интерьер больницы в единое игровое пространство.

Об авторе

Дарья Бычкова

Окончила МАрхИ и Institute for Advanced Architecture of Catalonia в Испании. Работала в бюро WMA (Willy Müller Architects) в Барселоне, где вела проекты для Испании, США и Азии. Позднее вернулась в Москву и присоединилась к команде «Бюро 500» для проектирования жилых и общественных комплексов столицы. Наряду с этим занимается поддержкой и распространением принципов «дружелюбного города для детей».

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Ребенок играющий: 6 проблем, мешающих свободной игре в городе»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Alexandra BaichurinaAlexandra Baichurina 14 мая 2014, 08:15

Давно мечтаю о "грязевой площадке" для ребенка.. Может быть в Сокольниках кто-нибудь реализует?

Яндекс.Метрика