17 мая 2014
Поделиться

Города-герои: откуда они взялись и что с ними будет дальше

Автор: Родриго фон Хорн

Термин «города-герои» был изобретен в послевоенные годы, чтобы увековечить подвиг гражданского населения Севастополя, Сталинграда и Ленинграда. С тех пор образ города-крепости продолжает всплывать в риторике властей как ролевая модель для всего общества страны — сплоченного перед лицом врага и готового к любым испытаниям. Родриго фон Хорн, изучавший современную историю России в Университете Гумбольдта в Берлине и в Воронежском Государственном Университете, рассказывает, как присуждение звания героев повлияло на образ этих городов в коллективной памяти жителей страны. 

Фотография:
Alexey Bobrov / Flickr.com
Киев

В 2006 году президент России подписал указ, предусматривающий создание государственной награды под названием «Города воинской славы». Торжественная речь президента и вручение наградных грамот мэрам Белгорода, Курска и Орла — первых «Городов воинской славы» — состоялись 7 мая 2007 года в Кремлёвском дворце. Сходство с советскими «городами-героями» тут не случайное: возле мраморных блоков городов-героев в Александровском саду была сооружена ещё одна стела с названиями новых городов воинской славы. В 2010 году, когда прошло открытие памятника, там числились уже 27 российских, белорусских и украинских городов. С тех пор были добaвлены еще 13 — список продолжает пополняться.  

Этот пример говорит о том, что в постсоветской России совершается не просто реставрация, но даже создание новых репрезентаций общественной памяти о Великой отечественной войне, опирающихся именно на иконографический набор Советского времени. К этому и относится символическая трансформация городского пространства в место памяти коллективного военного героизма. История «городов-героев», однако, более сложная и не однозначная, чем может показаться.

Термин «город-герой» был впервые использован советской прессой в 1942 году, после того, как участникам обороны Ленинграда, Одессы, Севастополя и Сталинграда были присвоены новые награды «За оборону Ленинграда», «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Сталинграда». Эти ордена отличались тем, что они символизировали «слияние» солдатов и гражданских жителей в бою. Упомянутые города устояли лишь благодаря огромным усилиям со стороны всего населения. Это касалось не только активного участия мирных жителей в боевых действиях рядом с военными отрядами Красной Армии: более важная задача заключалась в срочном переформировании экономической жизни города для того, чтобы поддерживать порядок распространения продовольствия в условиях блокады. Пропагандистская картина тогда была такова, что советские города превратились в мощные автаркичные «крепости», которые наконец-то смогли остановить наступление немецкой армии. Ленинград, Одесса, Севастoполь и Сталинград действительно стали легендами. К военному героизму стали причастны не только солдаты, но все жители Советского Союза. Как выразился Илья Эренбург, «у нас теперь каждая деревня стала непобедимой, как Ленинград. У нас теперь каждый боец носит в сердцу золотую звезду героя».

Фотография:
marcofieber / flickr.com
Берлин

Носить «звезду героя» советскому народу было позволено ненадолго. После окончательной победы над нацистской Германией военный подвиг населения отошел на второй план и растворился в новой мобилизационной кампании: очередная пятилетка для восстановления разрушенной страны была объявлена уже в 1945 году, а 9 мая ради дополнительного рабочего дня отменено как официальный праздник.

Что касается памяти о войне, на тот момент главная цель заключалась в захоронении погибших солдат: ответственность за выполнение этой огромной задачи была возложена на военные администрации на занятых Красной Армией территориях. Проблема идентификации и перевоза каждого погибшего солдата оказалась неразрешимой: военные администрации в итоге решили похоронить своих солдатов «на месте», создавая центральные «кладбища-памятники» в разных европейских столицах. Сегодня они есть в Будапеште, Праге, Варшаве и т.д. Самый большой и (в художественном смысле) удачный из этих «кладбищ-памятников» был построен в берлинском районе Трептов под руководством скульптора Евгения Вучетича и архитектора Якова Белопoльского: к трептовскому комплексу относились не только могилы красноармейцев, но и огромное мемориальное пространство с аллегорическими репрезентациями гордости и скорби. Мировую известность получили скульптура скорбящей матери и статуя Советского солдата со спасенным им ребенком.    

Трептовский памятник был открыт в 1949 году и скоро передан новому восточногерманскуму государству. Примечательно, кстати, чтo в то время аналогические мемориалы на территории Советского Союза не строились. Возникла слегка парадоксальная ситуация: в течение двух десятилетий после конца войны память о героизме советских солдат былa представлена преимущественно в зарубежных столицах, а не в собственных «городах-героях».

Сталинград

Окончательное открытие мест памяти как пространства политической интеграции совершилось в Советском Союзе лишь в шестидесятые годы. В более широком контексте этот процесс начался уже под воздействием хрущевской десталинизации: государство стало все сильнее представлять победу в Великой Отечественной войне как всенародное достижение, таким образом опровергая прежний нарратив о гениальном полководце Сталине. Подобные тенденции безусловно содействовали метафизическому переформированию города в место общественной памяти и коллективного героизма. При Брежневе, когда 9 мая возродилось в форме всенародного праздника и правительство начало развивать так называемый «культ войны», общественное воспоминание стало одной из основ политической власти.

8 мая 1965 года, накануне двадцатилетия победы, Президиум Верховного Совета СССР принял постановление, согласно которому Ленинград, Одесса, Севастополь и Волгоград получили название «городов-героев», уже в качестве официального «почетного звания». В список также попали Киев, Москва и Брест, последний под названием «крепость-герой». На формальном уровне подобные награды имели скорее символический характер, но в реальности, в соответствии с неформальными законами советского общества, кто имел государственную награду, тот и имел доступ к привилегиям. Учреждением звания «город-герой» такая иерархия была и спроецирована на целые города: администрации город-героев могли рассчитывать на щедрые материальные ресурсы на всякие строительные проекты, в том числе и новые памятники героям Великой Отечественной войне. Мемориальные комплексы наконец-то появились и в Советском Союзе: самые яркие из них построены в Волгограде и в Киеве. Огромные конструкции, как Мамаев курган в Волгограде, превратили города-герои в туристические достопримечательности и, соответственно, открыли новые источники доходов. Таким образом город-герой поднимал не только политический статус, но и экономический потенциал данного города.        

Фотография:
marcofieber / flickr.com
Брест

Звание города-героя до распада Советского Союза получили Керчь, Новороссийск, Минск, Тула, Мурманск и Смоленск. Главный недостаток тут очевидно в явной произвольности распределения. Никому не было ясно, почему некоторые города стали городами-героями, а другие — нет. Недовольные голоса стали все громче подниматься во время перестройки. Вот, например, воронежский писатель Анатолий Жигулин в статье, опубликованной в журнале «Знамя» в 1988 году, утверждал: «Киев отдали без боя, и всё же присвоили звание Город-герой. Через Воронеж восемь месяцев проходила линия фронта, шли тяжелые, упорные бои, но город наградили лишь орденом Великой Отечественной войны».

С всё возрастающей ностальгией по советским символам, которая набирает обороты с начала нулевых, нарратив о городах-героях приобретает новое звучание. Таким образом, история «городов-героев» ещё далеко не окончена, хотя война, породившая это явление, закончилась семьдесят лет назад.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Города-герои: откуда они взялись и что с ними будет дальше»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Анна МозговаяАнна Мозговая 16 июл 2014, 12:40

Вы теперь решили еще и историю переписать?!

В первый день Великой Отечественной войны немецко-фашистская авиация

нанесла воздушный удар по Киеву. 6 июля 1941 года был создан штаб

обороны города. Началась 72-дневная героическая оборона. <br><br>

На защиту города встали не только войска, но и его жители. К 8 июля было

создано 13 истребительных батальонов и 19 отрядов народного ополчения

общей численностью 33 тысячи человек. Вокруг Киева было построено свыше

1400 дзотов, вырыто около 55 километров противотанковых рвов. 11 июля

враг был остановлен на внешнем обводе Киевского укрепленного района.

Попытка противника захватить Киев сходу не удалась. <br><br>

30 июля гитлеровские войска возобновили наступление на киевском

направлении и 10 августа враг ворвался в юго-западный район города.

Однако оборонявшие его войска отбросили противника и к 15 августа почти

полностью восстановили прежнее положение. В защите города активно

участвовала Пинская военная флотилия, а также трудящиеся Киева. Вместе с

войсками Киев защищали 35 тысяч бойцов народного ополчения. <br><br>

На штурм Киева противник больше не решился. Его 17 дивизий оказались

скованными на подступах к столице Украины. Упорное сопротивление

советских войск привело к длительной задержке наступления противника на

киевском направлении и вынудило немецкое командование привлечь

дополнительные силы из состава действующей на московском направлении

группы армии "Центр". Противник потерял под Киевом свыше 100 тысяч

человек.

Яндекс.Метрика