07 июл 2014
Поделиться

Глобальный горожанин — удобный горожанин

Автор: Пётр Иванов

Городские жители бывают разные. Следуя модному тренду «давайте спросим мнение жителей», городские власти и урбанисты раз от раза всё больше убеждаются, что нет среди горожан единодушия по всем вопросам. Пётр Иванов пытается разобраться, почему так происходит.

Фотография:
the ‘since never’ exhibition by craig redman

Два вида горожан

Как известно, люди делятся на две категории — тех, кто делят людей на две категории, и тех, кто так не делают. Обычно я предпочитаю быть среди вторых, но для последующего размышления мне придётся несколько изменить своей привычке. Дело в том, что современный город — в особенности, большой город — существует на стыке двух диалектически противостоящих трендов — глобализации и локализации. Различные исследователи предлагают разные концепции, объясняющие, как так вышло. Кто-то считает, что локализация является ответом на разрушительную глобализацию; кто-то убежден, что глобализация — ответ на провинциальную скуку локализации; кто-то вообще видит в повсеместной моде на локализацию веяние глобального капитализма. Технически истина в этом вопросе не так важна — важно, то, что оба этих тренда существуют и активно влияют на жизнь городов.

Что значит быть глобальным горожанином? В футуристической картине мира Майкла Митчелла это значит быть киборгом, включённым в огромные сети социальных и культурных событий и ресурсов, иметь за счёт современных технологий связь (включая транспорт) и свободный доступ если не ко всему Земному шару, то к значительной его части. По сути дела, для глобального горожанина города становятся феноменами преодолённого пространства, распадаясь на десятки и сотни отдельных точек. В зачаточном виде мы можем наблюдать эту тенденцию в городах с развитым метрополитеном — человек начинает думать о городе в логике станций и доступности именно этой сети. Административное деление, естественно сложившееся районирование и даже отношение к другим объектам (улицам, достопримечательностям, магазинам) сменяется ультимативным ориентиром «пять минут пешком от метро». Глобальный горожанин лёгок на подъём и за день может преодолевать огромные расстояния между точками, висящими в виртуализированном пространстве города-сети.

 
Вероятность того, что именно в его освоенном пространстве состоится концерт Пола Маккартни или в его медвежий угол привезут выставку Сальвадора Дали, стремится к нулю. Впрочем, локальному горожанину эти вещи, как правило, не очень интересны. Привоз хороших овощей в местный супермаркет, в конце концов, не менее важное событие.

Локальный горожанин ведёт себя по другому: для него важна городская среда вокруг и он тщательно её изучает и различает. Ориентировка «пятьдесят метров от хозяйственного магазина направо и потом пять минут в сторону сквера» для него понятнее, чем геолокационные координаты в Яндекс-Картах. Он представляет себе, как ходить по городу пешком, и удовлетворяет все свои потребности по-возможности минимально контактируя с большими транспортными сетями. Его город компактен и насыщен, хотя и заметно беднее в плане разнообразия городских благ: вероятность, что именно в его освоенном пространстве состоится концерт Пола Маккартни или в его медвежий угол привезут выставку Сальвадора Дали, стремится к нулю. Впрочем, локальному горожанину эти вещи, как правило, не очень интересны. Привоз хороших овощей в местный супермаркет, в конце концов, не меньшее событие.

Ценности локального горожанина — как бы тавтологично это ни звучало — локализованы. И именно он первым будет увлекаться городскими огородами или кричать «Not In My Backyard!» Разумеется, описанные два идеальных типа — это всего лишь умозрительные конструкции отношений человека и города. Примеряя их на живого человека, мы находим в нём черты и того и другого, однако соотношения этих черт могут быть самыми различными. В типологии городских жителей социолога Герберта Ганса есть пять типов, каждый из которых по своему переживает городское пространство и пользуется им. Первый тип — «космополиты» — в наибольшей степени тяготеют к образу глобального горожанина. Это студенты, творческая богема, модные тусовщики. Их интересует культурное разнообразие, которое может предоставить город — музеи, выставки, фестивали. Идея городской «движухи» для них важнее идей «устойчивого развития». Они скорее согласятся жить в интересном городе, чем в городе удобном для жизни.

Второй тип — бездетные молодые специалисты, для которых во главе угла стоит экономическая и досуговая насыщенность города, а также удобная транспортная инфраструктура. Для них город — огромный офис, в котором можно работать и отдыхать. Идея оптимизации труда и досуга уже толкает их к требовательности в отношении пространственной организации: время, затраченное на дорогу на работу, и рекреационные возможности места проживания напрямую связаны с экономической эффективностью. Три других типа не столь важны для дальнейшего рассуждения, поэтому перечислю их пунктиром — это этнические сообщества, жители неблагополучных районов и «попавшие в ловушку» города алкоголики, наркоманы, пенсионеры.

Конфликт локального и глобального

Герберт Ганс в своей типологии не выделяет семейных горожан в качестве отдельной категории. Для него, как американца середины XX века было очевидно, что требования к городской среде семей с детьми таковы, что единственное место, где эти требования могут быть удовлетворены, — это пригород, субурбия. Однако, после того, как феномен urban sprawl («расползание городов») подвергся жёсткой критике, введение этой группы в типологию Ганса необходимо. И именно у этой группы мы обнаруживаем свойства локального горожанина, для которого городские блага состоят в первую очередь из удобства территории вокруг места проживания. Обеспеченности территории различными бытовыми сервисами, детскими площадками, парками и т.д. Страсть этой группы к экологии и озеленению городского пространства может быть даже чрезмерной, но это только потому, что они любят своих детей. В модели отношений космополитов, молодых специалистов и семейных горожан, кажется, наличествует полная гармония: им от города нужны разные блага и их интересы могут не пересекаться. Но проблема заключается в том, что они с неизбежностью пересекаются, поскольку город, как бы он ни был виртуализирован глобализацией, тем не менее существует в ограниченном физическом пространстве.

Глобальная ценность «культуры» может встать в оппозицию локальной ценности «удобно ходить в химчистку», глобальная ценность «образования» — локальной ценности «а собаку где выгуливать?»

И конфликт глобальных и локальных ценностей зачастую может приобретать весьма серьёзные масштабы. Скажем, глобальная ценность «культуры» может встать в оппозицию локальной ценности «удобно ходить в химчистку», глобальная ценность «образования» — локальной ценности «а собаку где выгуливать?» Кейс с варварской реконструкцией пешеходной зоны в Тропарево-Никулино, про который я писал на прошлой неделе, является отличной иллюстрацией подобного рода конфликта. Конфликты локальных и глобальных ценностей также являются очень серьёзным поводом для спекуляций на уровне городской власти. Городские власти в России редко себе представляют, что люди, живущие в городе, могут обладать различными ценностными характеристиками и, более того, могут обладать различным пространственным поведением.

Скажем, реконструкция Парка Горького, рассматриваемая властями Москвы как событие, влияющее на жизнь всего города, на самом деле затронула незначительную часть глобальных горожан. Из исследований Левада-центра, Thomson Reuters и Высшей школы урбанистики мы знаем, что чаще раза в неделю в центр города выезжает не более 30% жителей. Скорее всего это те, кого в типологии Ганса мы можем отнести к космополитам и молодым специалистам. И только первым из них интересен Парк Горького в новом виде. По самому оптимистичному прогнозу — это порядка 7–10% населения Москвы. А вот местные пенсионеры, проживающие вокруг Парка, наоборот перестали посещать его.

Фишка, крутая для глобального города, но малопривлекательная для локальных горожан. Однако глобальные решения принимать гораздо проще, ведь они апеллируют к обобщенным и безусловным ценностям.

Необходимость выбора

Куда сложнее пытаться понять сложность и многомерность отношений различных жителей к отдельно взятому участку пространства, нежели на сложных щщях рассуждать о «городе в масштабе человека» и «мировых трендах». С точки зрения локального пользования городом, «мировые тренды» и «высокая культура» заканчиваются там, где негде погулять с ребёнком.

Но городские власти тоже можно понять — куда приятнее вести беседу о возможностях развития города как «культурной» или «глобальной столицы» с модно одетыми молодыми людьми в очках, нежели выслушивать сумасшедших мамаш и безумных бабушек с их скучными детскими площадками, обывательским желанием ходить в булочную и какой-то нездоровой страстью к деревьям. Глобальный горожанин — удобный горожанин, он не лезет с какими-то несущественными локальными мелочами в серьёзный разговор глобально мыслящих государственных мужей.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Глобальный горожанин — удобный горожанин»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Анна ВласоваАнна Власова 18 июл 2014, 07:42

В этой стране стало страшно жить, недавно случайно нашла в интернете базу данных поиска людей http://sngbaza.sq6.ru - и главное сделали вроде как для поиска утерянных родственников, но здесь вся информация о каждом из нас: переписки с друзьями, адреса, телефоны, место работы, и что самое страшное есть даже мои обнажение фото (правда не знаю откуда...). В общем, испугалась очень - но есть такая функция, как "скрыть данные", воспользовалась и всем советую не медлить, мало ли что эти придурки могут сделать дальше

Яндекс.Метрика