гамбург
29 июл 2014
Поделиться

ХафенСити: Гамбург в борьбе за право на город

Автор: Анна Шевченко

Москвичи привыкли к городским изменениям: всё новые территории застраиваются жилыми комплексами, торговыми и бизнес- центрами, промзоны превращаются в «креативные кластеры», прокладываются дороги, строится метро. Какое место занимают крупные проекты развития в жизни горожан, и могут ли жители влиять на принятие решений в области девелопмента? Некоторое время назад UrbanUrban подробно написал о гамбургском проекте ХафенСити. Анна Шевченко посмотрела на район своими глазами и обнаружила там лишёную жизни выставку современной архитектуры.

Второй по величине порт Европы, самый богатый (и второй по размеру) город Германии, крупнейший центр международный торговли, ключевой медиацентр — Гамбург — типичный пример города, соревнующегося за место под солнцем. Не случайно именно здесь воплощается в жизнь масштабнейший девелоперский проект, и, одновременно, культ современных урбанистов — район ХафенСити. Великолепная архитектура, роскошные апартаменты, продуманные общественные пространства, мастерплан, разработанный ведущими градостроителями, бесчисленные публикации в архитектурной прессе и профессиональные награды свидетельствуют об успехе проекта. Но по-настоящему оценить этот успех, можно только побывав в Гамбурге.

«А у вас ХафенСити считается успешным проектом?» — спрашивает Катя Михалева, архитектор, у которой я остановилась. Катя переехала из России в Гамбург в 2000-м году. «Разве могут быть сомнения в успешности ХафенСити?» — удивляюсь я. «Было много критики», — загадочно добавляет Катя.

На следующий день картинка из архитектурного журнала оживает: та же качественная архитектура в виде симпатичных кубиков, расставленных вдоль каналов, то же общественное пространство, вдохновляющее архитекторов по всему миру. Настораживает одно: на протяжении всего променада нет людей. Огромная территория абсолютно пуста.

Фотография:
KCAP / Надя Петрова
Проект и реальность

Для кого?

С начала строительства прошло 14 лет — не очень большой срок по меркам крупных градостроительных проектов. «Раньше район был заброшенным полузакрытым местом, своего рода индустриальными джунглями, походившими на декорации к "Сталкеру", где можно было кататься на велосипеде или просто бродить. Проект ХафенСити привлек всеобщее внимание, но по-настоящему "жилым" район пока что не сделал. Возможно, со временем это изменится. Немногие могут позволить купить здесь квартиру, а те, кто покупает, часто живут в других местах. Многочисленные акции, организованные правительством, конечно, привлекают огромное количество народа, но это все же туристы», — рассказывает Катя. «Cюда даже перенесли университет, чтобы оживить территорию».

Мы добираемся до нового здания Университета ХафенСити, где изучают архитектуру, градостроительство и городскую культуру. Ранее университет был разбросан по всему городу, а в 2013 году оказался здесь, неподалеку от свежепостроенной одноименной станции метро.

Фотография:
Andreas Issleib / Flickr.com
Университет ХафенСити, главный вход
Фотография:
Надя Петрова
Университет ХафенСити, атриум с видом на стройку

В брошюре университета говорится: «Новое местоположение Университета ХафенСити станет прибежищем для 2,4 тыс. студентов и превратит 157 га в оживленный район для жителей Гамбурга и туристов». 

В реальности здание оказывается расположенным на отшибе, оно отрезано многополосной дорогой и окружено стройкой. Снаружи — ни души. Внутри — великолепный атриум, из которого открывается вид на стройплощадку. Студентов в здании мало. Катя — кстати, выпускница Университета ХафенСити — говорит, что студенты стараются убежать из этого района как можно быстрее в поисках более дешевой еды и более насыщенной жизни. В целом, несмотря на качественную архитектуру, не похоже, что в ближайшее время университет сможет оживить 157 га территории. Как высказалась газета Дер Шпигель о гамбургском офисном комплексе 1960-х City Nord — «на местном кладбище и то оживленнее».

Неолиберальная устойчивость или кто будет прыгать?

В 2011 году Гамбург получил учрежденный Еврокомиссией титул «Зеленой столицы Европы», в том числе за экологически устойчивый подход к развитию ХафенСити и за проект «Прыжок через Эльбу» (‘Sprung über die Elbe’). «Прыжок через Эльбу» — планирующаяся застройка островов Вилемсбург и Веддель на противоположной стороне Эльбы, южнее ХафенСити. Для поддержки проекта была создана IBA Hamburg — международная строительная выставка. Цель девелопмента стоимостью более 700 млн евро — стремление сделать район более привлекательным и тем самым заработать очки для Гамбурга в качестве «Зелёной столицы». Район планируется застроить «инновационными зданиями, образовательными и энергоэффективными проектами в соответствии с современными требованиями интернационального общества XXI века». Таких проектов, разработанных IBA Hamburg для Вилемсбурга, насчитывается уже около семидесяти.

Но кто именно будет прыгать и куда?

Несмотря на то, что в описании деятельности IBA через слово используются такие термины, как устойчивое развитие, улучшение качества жизни, повышение привлекательности района, решение социальных проблем, — далеко не все жители рады переменам. И не без оснований: как правило, в реальности эти процессы означают снос старых зданий и строительство новых, что приводит к резкому повышению арендной платы и последующему вытеснению жителей из района. Таким образом, повышение статуса города и создание новых возможностей для инвестиций происходит за счет жителей.

Вразрез с восторженными публикациями в архитектурной прессе, критики проекта утверждают, что району угрожает реальный сценарий джентрификации, и в первую очередь это отразится на таких уязвимых группах, как мигранты, пожилые и малообеспеченные граждане, составляющие большую часть населения района. 

«Новое жилье постоянно строится, но кто может его себе позволить?» — вопрошают активисты, выступающие под слоганом «Остановите безумные цены на ренту». На протяжении нескольких лет по городу идет волна протестов (кстати, довольно креативных) против строительства новых кондоминиумов и пентхаусов по заоблачным ценам. Активисты даже придумали пособие, противодействующее джентрификации: для этого надо установить на фасадах ТВ-тарелки, развесить на балконах майки-алкоголички, разбить пару стекол, — в общем, максимально испортить внешний вид района, что снизит стоимость ренты. Звучит и другое требование: разрешить сквоттировать неиспользуемые офисные пространства Гамбурга, 901 000 кв. м из которых пустуют. 

Фотография:
contemporarycity.org
Протест против деятельности IBA, 2012, уже более активный

Даже знаменитый исследователь феномена джентрификации социолог Саския Сассен (куратор IBA Hamburg в 2013 году) оказалась втянута в скандал, неосторожно сообщив в интервью, что происходящее в Вилемсбурге, на ее взгляд, не является джентрификацией. Это вызвало гнев представителей сразу нескольких социальных движений, в результате чего активисты обратились к Сассен с открытым письмом.

Устойчивые здания

В официальных презентациях много говорится об «экоустойчивости» отдельных объектов. Одна из главных будущих достопримечательностей ХафенСити — Гамбургская филармония по проекту Херцога и Мерона — в настоящий момент занимает почетное место в подборке немецкого долгостроя. По приведенным данным, затраты на строительство, начавшееся в 2006 году, составляют уже 789 миллионов евро, что в 10 раз превышает запланированное. Помимо филармонии, в здании также будет располагаться роскошный отель и более сорока эксклюзивных апартаментов с видом на порт.

Фотография:
bilderrampe.de
Гамбургская филармония стоимостью 789 миллионов евро
Фотография:
4.bp.blogspot.com
На проект Научного центра ОМА средств уже не хватило

К «устойчивым» зданиям относят также ныне замороженный проект Научного Центра по проекту ОМА, — ещё одна «иконическая» точка притяжения ХафенСити. По описанию проектировщиков, здание должно символизировать экономическую мощь Гамбурга и интерес к науке и технологии, а также стимулировать активность территорий. Указано, что здание обращается к проблемам окружающей среды и функционально устойчиво. Не очень понятно, в чем именно заключается устойчивость этой бубличной версии CCTV, утыканной офисами, магазинами и ресторанами, но оставим это на совести ОМА.

Общественное пространство

Картинка с сайта KCAP с танцорами, заполняющими площадь ХафенСити — не фикция, или скажем так, не совсем фикция. Как бы признавая, что район абсолютно лишен жизни, власти города проводят музыкальные фестивали, дни танго, детские праздники, встречи круизных лайнеров и другие мероприятия, привлекающие туристов с других концов Германии. Правда, эти акции больше напоминают показательные жесты, ведь разовые мероприятия не способны компенсировать отсутствие повседневной городской активности.

Между тем, Гамбург живет своей жизнью. Мы покидаем ХафенСити и направляемся в район Санкт-Паули, соседствующий со старым центром. Санкт-Паули оказывается полной противоположностью ХафенСити — это активная часть города с бесчисленными недорогими кафе, клубами и толпами молодежи разной степени неформальности. Когда-то самый бедный район Гамбурга, Санкт-Паули становится очень популярным местом, хотя многие недовольны открывшимся магазином «Адидас» на той же улице, что и старейший сквот Гамбурга. Здесь играют на бонгах, а парочка чернокожих извивается в окружении толпы. Экзальтированная девица пытается выложить на земле огромное сердце из пивных крышек.

Rote Flora — сквот, расположенный в заброшенном здании театра с колоннами — одна из главных достопримечательностей района. Основанный в 1989 году, он функционирует в качестве культурного центра, существующего на пожертвования. Одновременно Rote Flora — герой многолетней борьбы за общественное пространство: с начала 1990-х город пытается застроить участок, но сталкивается с мощным сопротивлением. Очередное решение властей и владельца построить здесь элитный квартал привело в декабре 2013 г. к массовым демонстрациям и серьезным столкновениям с полицией. 

Фотография:
montecruzfoto.org
Сопротивление Rote Flora

В ответ на выступление семитысячной толпы полиция Гамбурга ввела в обиход так называемые «опасные зоны» с комендантским часом и обысками. Это привело к еще большим протестам и появлению хэштега #WeareallHamburg. В ответ полиция сократила территорию «опасных зон» до трех «опасных островков», впрочем, через пару недель и вовсе отказалась от этой идеи. Забавно, что символом сопротивления стал туалетный ершик, после того, как полиция конфисковала его у одного из протестующих. Итогом этих событий стало анонсированное изменение политики, позволяющее сквоту дальнейшее существование. Таким образом, уже более 20-ти лет Rote Flora противостоит расформированию и остается некоммерческой площадкой для культурных и политических событий.

Постер, требующий свободы доступа во все районы города (слева). Карты “опасных зон”, используемые гамбургской полицией (справа)

Другим поводом для выхода на улицы послужило решение о сносе социального комплекса Esso-Häuser с выселением жителей, для последующего строительства люксовых апартаментов и офисно-торгового центра. А ведь есть еще упоминавшийся выше Вилемсбург, протесты против возрастающей ренты, борьба за сквоттирование пустующих зданий, борьба против депортации африканских беженцев, требование увеличения количества публичных пространств, — в общем, очевидно одно: эта часть города совершенно не нуждается в искусственных мерах стимулирования активности — общественная жизнь в районе прямо-таки кипит. 

Фотография:
park-fiction.net
Импровизированная карта зон сопротивления Гамбурга

В настоящий момент в городе насчитывается более сорока инициатив, противостоящих джентрификации. И это не только леворадикалы и анархисты: в гамбургскую сеть «Право на город» входят сообщества местных жителей, объединения художников и сквоттеров, садоводов-любителей, рейверов, экоактивистов и бог знает кого еще. Способность к солидарности не раз выручала протестующих. Сети, связывающие разные инициативы, немедленно активизируются в момент возникновения актуальных проблем. К примеру, когда под угрозой выселения в очередной раз оказался знаменитый сквот, в качестве слогана для демонстрации прозвучало: «Беженцы, Esso-Häuser, Rote Flora — мы все остаемся».

Сопротивление в форме демонстраций и массовых волнений — это только одна грань борьбы за «право на город». Интересным примером претворения в жизнь реального проекта по созданию публичного пространства является Park Fiction — независимая территория, отвоеванная активистами у застройщиков. В 1994 г. ассоциация жителей во главе с соцработниками и священниками организовала кампанию против застройки крайне выгодного для девелоперов участка — прибрежной территории в районе Санкт-Паули. Вместо стены из офисов и элитного жилья, заслоняющей последний оставшийся вид на порт, активисты предложили разбить на этом месте публичный парк. 

Фотография:
park-fiction.net
Схема создания Park Fiction
Фотография:
park-fiction.net
Park Fiction в действии: краны, пальмы и рояль

Под влиянием присоединившихся художников, начитавшихся ситуационистов и Лефевра, группа приняла решение не просто выступать за создание общественного пространства, но действовать так, словно оно уже существует. Для этого был организован «Параллельный Процесс Планирования», осуществлявшийся с помощью техники «Коллективного Производства Желаний» — псевдо-социологического метода, использующего ситуационистские тактики. Целью было создание платформы для обмена мнениями людей разных культурных бэкграундов. Одновременно группа проводила на участке серии общественных мероприятий: лекции, выставки, кинопоказы и концерты. Постоянное использование «парка» в конце концов сделало эту площадку реальной — в 2005 году, после десяти лет борьбы, Park Fiction был официально открыт. Пространство состоит из нескольких независимых островков, спроектированных разными группами: в настоящий момент реализованы Остров Пальм и Летающий Ковер, ждут своего часа Пиратский Фонтан, Домик-Клубничка и Институт Независимого Урбанизма.

Фотография:
nadir.org
Прообраз парка — «Архив Желаний» — собрание идей горожан

Здесь у меня наступает когнитивный диссонанс: с архитектурной точки зрения ХафенСити — качественный проект, образец передового градостроительства, вобравший в себя наиболее актуальные тренды. Так почему же Остров Пальм и Домик-Клубничка будят воображение и вызывают положительные эмоции, а прогрессивная архитектура ХафенСити — нет? Для поиска ответа придется обратиться к теории.

Капитализм, городское пространство и новое управление

Анри Лефевр утверждал, что каждое общество создает свое собственное пространство. Географ Дэвид Харви добавляет: поскольку политика капитализма основана на необходимости поиска новых способов поглощения прибавочного продукта, инвестирование в редевелопмент территорий — основная движущая сила этого процесса. Так, новые пространства должны все время развиваться для возможности выгодных вложений и освоения средств. Это развитие часто происходит, по терминологии Харви, с помощью «накопления через выселение», то есть попросту отъема земли и общественного пространства у горожан и передачу в частные руки того, что было когда-то общим.

В рамках описанного, необходимо отметить, что городское пространство тесно связано с новой формой городского управления, основанной на критериях эффективности с экономической точки зрения. Внедрение курса на «рост любой ценой» делает второстепенными социальные обязательства и проблемы окружающей среды, а городское планирование целиком подчиняется требованиям рынка. В итоге, прикрываясь заботой о комфорте жителей, город щедро финансирует амбициозные частные проекты. Харви пишет: «Если город включен в сеть соревнования за ресурсы, работу и инвестиции, местные власти, даже самые социалистически настроенные, будут вынуждены играть в эту игру, становясь агентами тех самым процессов, которым они пытаются противостоять».

Вдобавок к активному производству жилья, появляются и другие механизмы привлечения капитала — это крупномасштабные проекты городского развития. Властные элиты ожидают, что такие формы городского вмешательства в будущем будут благоприятно влиять на окружающие, «менее успешные» территории, однако очень часто результатом является процесс джентрификации и неравномерного развития. В результате миллиарды вкладываются в оживление мертвых зон, а реально существующая активность подавляется.

Фотография:
Der Spiegel
Турецкие семьи и местные пенсионеры протестуют против застройки Вилемсбурга

В связи с этим вызывает серьезные сомнения идея, что прогрессивные концепции «смешанных комьюнити» и «смешанного использования» смогут помешать образованию сегрегированных зон в масштабе города. В реальности, они оправдывают создание отделенных от остального города районов, поскольку позволить себе жизнь в таких районах может только микс из богатых и очень богатых. В целом, в городе с высокими ценами на аренду и нехваткой недорогого жилья решение сосредоточить ресурсы на ХафенСити и его “иконах” подсказывает, что от проекта должны выиграть власти, девелоперы и обеспеченные люди. Неудивительно, что обычные горожане чувствуют себя исключенными из процесса «растущего города» — ещё одного официального термина, означающего планы застройки Гамбурга.

Что касается общественного пространства — власти настолько сильно контролируют его, что оно более не предназначено для сообществ жителей города, а пример Гамбурга, преуспевшего в отвоевывании территорий — скорее удивительное исключение. Разумеется, речь идет о реальном общественном пространстве, подразумевающем активную городскую жизнь, подчас полную конфликтов: выхолощенное «общественное пространство» мегапроектов типа ХафенСити по сути таковым не является, поэтому все значимое в жизни города происходит где угодно, но не там. Получается, успешный продукт современного урбанизма вынужден функционировать как выставка современной архитектуры, лишенной жизни, вследствие чего ему невероятно сложно стать полноценным городским пространством. И все концепции «смешанного использования» — как мертвому припарка. Ведь, в конце концов, дело не в архитектуре, а в том, чьи интересы она обслуживает.

Об авторе

Анна Шевченко

Архитектор, журналист, исследователь. Окончила МАрхИ и Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Автор публикаций в различных медиа. Сфера интересов: социальные аспекты развития городской среды, архитектурные теории.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «ХафенСити: Гамбург в борьбе за право на город»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Evgenii KozhanovEvgenii Kozhanov 07 авг 2014, 10:41

"Немногие могут позволить купить здесь квартиру, а те, кто покупает, часто живут в других местах" - у нас в Москве так почти везде в центре, так что можете приехать для обмена опытом)))

Evgenii KozhanovEvgenii Kozhanov 07 авг 2014, 12:45

Отличная статья, спасибо!

"Москвичи привыкли к городским изменениям: всё новые территории застраиваются жилыми комплексами, торговыми и бизнес- центрами, промзоны превращаются в «креативные кластеры», прокладываются дороги, строится метро." - как-то прям позитивно звучит) Это наверное потому, что о нашем строительном беспределе лучше вообще не говорить?))

Саша ГоренюкСаша Горенюк 03 фев 2017, 12:11

Хороший текст. Спасибо.

Яндекс.Метрика