21 авг 2014
Поделиться

Туда не ходи: гендерные модели потребления и городское пространство

Автор: Женя Ердакова

Городское пространство и способы его потребления взаимосвязаны с реализацией гендерных ролей. Несмотря на отсутствие формальной гендерной сегрегации в большинстве общественных мест (кроме, пожалуй, бань и туалетов), в городе есть пространства женские и мужские. Евгения Ердакова описывает, как работают механизмы гендерного разделения в городе и пытается понять, почему они до сих пор существуют.

Фотография:
Anatomical Barbie by Jason Freeny

Приведём простой пример. Попробуйте найти отделение банка (во всяком случае, в России) в котором есть комната матери и ребенка. Попытки будут тщетны. При этом вы без труда обнаружите эту комнату почти в любом крупном торговом центре. Женщина с ребёнком не может зайти в банк? Конечно, может, вернее, это не запрещено. Отделение банка, как и торговый центр, является публичным пространством, доступ к которому имеет каждый горожанин. Однако отделение коммерческого банка почти непроницаемо для молодой матери. С чем это связано? Очевидно, что как раз именно с гендерными моделями потребления тех или иных городских услуг.

Мужчины отвечают за покупку предметов длительного пользования, таких как электроника, автотранспорт, недвижимость. Мужская модель потребления подразумевает публичность, обладание властными полномочиями, контролем — причём в современном обществе это  в первую очередь контроль над денежными средствами. В результате, вся финансовая сфера, включая банки и пространство банков, символически является мужской территорией. В прошлом остались времена, когда женщины не имели права открыть счёт без участия отца, мужа или другого родственника мужского пола, но символические системы в любой культурной системе являются самыми устойчивыми и финансовые институты сохраняют свою маскулинную природу. Попадая в пространство банка, дамы любого возраста вынуждены играть по мужским правилам, и детям, ответственность за которых главным образом несут именно женщины, специализированного пространства в отделении банка выделено быть не может.

Роль женщины — поддерживать непрерывность бытового потребления. Именно поэтому торговые центры, эти современные храмы повседневных покупок и досуга, учитывают женские потребности

Роль женщины — поддерживать непрерывность бытового потребления. Именно поэтому торговые центры, эти современные храмы повседневных покупок и досуга, учитывают женские потребности. Женская модель потребления центростремительна — все блага, за приобретение которых отвечают жены и родительницы, направлены в семью, в дом, к символическому очагу. Чтобы увидеть это, достаточно прогуляться в будни по спальному району часов в восемь вечера. Вы заметите, как тянутся вереницы женщин со всевозможными сумками и пакетами от транспортных узлов вглубь жилых массивов.

Потребление является сегодня не только каналом трансляции своего гендера, но и средством поддержания гендерной идентичности. Мы знаем, во что должен быть одет и чем должен пахнуть, «настоящий мужчина», чуть менее однозначно обозначены стандарты женского потребления, хотя и они определены весьма четко. Один из основных законов гендерных моделей потребления — мужское и женское не должны смешиваться, пересекаться друг с другом. Это касается как предметов потребления (самый яркий пример — это одежда и косметика), так и потребления  пространства. Мужчина, рискнувший воспользоваться женским туалетом, рискует, по меньшей мере, попасть под неодобрительные женские взгляды. Есть и менее сакральные женские пространства, куда доступ противоположному полу не запрещён, однако попав туда, мужчина может испытать дискомфорт. Прежде всего, это места, посвящённые маленьким детям — поликлиники, детские площадки, детсады. Мужчина с коляской во дворе средней многоэтажки до сих пор привлекает взгляды. Иногда восторженные, иногда сочувственные, но редко равнодушные.

Городское пространство содержит для женщин множество табу, причём не только сугубо территориальных, но и пространственно-временных. Классический пример таких запретов — одинокие ночные прогулки, которые идут рука об руку с пакетом санкций «сама, дура, виновата». Однако в ходе трансформации традиционных гендерных моделей, женщины получают всё больше возможностей потреблять пространство на равных. Например, во многих развитых странах женщины уже имеют право кормить детей грудью в публичных местах, не прячась в туалетах или специализированных помещениях.

Ещё один аспект потребления горожанок определяется необходимостью соответствовать определённым требованиям к внешнему виду. Здесь мы видим своего рода гендерное разделение труда. Традиционные гендерные модели потребления были описаны классиком социологии Т. Вебленом ещё в конце XIX  века в его самой известной работе «Теория праздного класса». Веблен описал феномен подставного потребления, когда женщины, принадлежащие к высшим слоям общества, демонстрируют благосостояние своей семьи, потребляя бесчисленное количество дорогой одежды и драгоценностей. При этом внешний вид мужчины остаётся строгим, а одежда функциональной.

В современных российских городах женщинам напротив, приходится соответствовать стандартам красоты, тратя при этом немалые средства, чтобы иметь возможность начать отношения с мужчиной определенного социального слоя. Наличие косметики, одежда, волосяной покров и даже цвет волос — всё это непременно учитывается при выборе партнера, причем отклонение от стандартов с высокой долей вероятности лишает девушку шансов на «успешный брак».

Несмотря на то, что горожанки имеют больше возможностей при выборе гардероба (условно говоря, женщины могут выбирать между платьем, брюками, шортами и юбкой там, где брюки для мужчины безальтернативны), жительницы мегаполисов сталкиваются с куда более жестоким контролем с точки зрения соответствия стандартам привлекательности — в случае отклонения от норм они могут стать объектами жестокой, порой даже травмирующей критики.

Реклама новой студии йоги и беговые selfie подруг напомнят современной москвичке о стройности, к которой она непременно должна стремиться. Замороженный йогурт ей в помощь

В пространстве современного мегаполиса процесс формирования гендерных моделей (и именно моделей потребления) происходит под воздействием цифровых каналов коммуникации, в первую очередь, разумеется, социальных сетей. Инстаграммы подруг, местных it girls и поп-звёзд разной удельной массы пестрят трендовой одеждой, правильной едой, картинками престижного отдыха. Cтремление зафиксировать и поделиться в соцсетях каждым моментом своей жизни меняет жизнь не только самого актора, но и повседневность окружающих. Здесь (какая ирония!) современные технологии, призванные объединять, способствуют претворению в жизни самых махровых гендерных стереотипов: мужчины на фоне тюнингованных машин, рядом — их не менее тюнингованные подруги. С развитием социальных медиа неожиданно важную роль приобретает еда. Девушки выкладывают фото разноцветных кондитерских изделий как символ социального успеха или чуть менее привлекательные кексики собственного приготовления как знак своих кулинарных способностей. Таргетированная реклама в социальных сетях последовательно предлагает заказать невероятный торт со сливочным кремом и, конечно, набор французских миндальных пирожных. Реклама новой студии йоги и беговые selfie подруг напомнят современной москвичке о стройности, к которой она непременно должна стремиться.  Замороженный йогурт ей в помощь.

Гендерные модели принято описывать с точки зрения их различения. Бесконечное противопоставление женского как стихийного и иррационального и мужского как рационального и упорядоченного ещё не скоро покинет умы и исследователей и обывателей, но давайте не забывать, что чаще всего эти различия, если и существуют, то скорее в методах достижения целей и ресурсах, но не в самих целях.  

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Туда не ходи: гендерные модели потребления и городское пространство»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Olga YachiginaOlga Yachigina 21 авг 2014, 12:54

Кстати, в банках уже давно стали появляться маленькие детские уголки с карандашами и разукрашками. Глядишь, и комнаты для пеленания появятся.

Natalia KizevaNatalia Kizeva 22 авг 2014, 14:45

Автор статьи пытается подогнать реальность под свое непоколебимое мнение. Редкостная ересь. К примеру, про торговые центры - "..мужское и женское не должны смешиваться, пересекаться друг с другом.." - в ТЦ, напротив, публика максимально разношерстна по гендеру и возрастам, с этим учетом пространство и проектируется. Пеленальный стол в и без того тесном отделении банка!? Почему бы одному родителю не оставить младенца с другим (вне зависимости от гендера) на время похода в банк? (там, где места достаточно, см. коммент ниже) Поликлиники для женщин!? Что за бред...

Женя ЕрдаковаЖеня Ердакова 22 авг 2014, 18:05

Наталия, спасибо за ваш коментарий. Вы правы, ребенка можно оставить со вторым родителем. Если он есть. И далеко не все отделения банков тесные.

Относительно ТЦ - http://www.slideshare.net/SergeyGnedkov/fdfgroup Здесь говорится, что мужчины меньше вовлечены в процесс покупок (36% мужчин против 47% женщин говорят, что они совершали основную часть покупок). Выходит, мужчины меньше вовлечены в процесс покупки, могут заняться ребенком, оставшись дома. Но пеленальные столики таки есть? Что-то не так, вам не кажется?

Lisa RodionovaLisa Rodionova 22 авг 2014, 17:10

Антинаучный пафосный бред

Яндекс.Метрика