29 сен 2014
Поделиться

Лабиринт Фавна: почему на улицах российских городов нет места детям

Автор: Пётр Иванов

Тема детей в российских городах является одной из центральных риторических фигур, однако, если вы часто бываете в центральных районах своего города, то знаете, что детей там просто нет. Не видно, не слышно. Да и в окраинных районах дети — нечастые гости. Где искать детей в городах, рассуждает Петр Иванов.

В колонке про город как инструмент сегрегации, я писал о том, что сама по себе идея города подразумевает разделение его жителей по различным признакам и формирование изолированных анклавов, в которых обитают носители этих признаков, будь то этнические гетто или недоступные для инвалидов-колясочников городские парки. Но помимо пространственных ограничений, в городе существуют и временные. Например, если речь идет о детях в городе, то нужно искать пространственно-временные коридоры, в которых они и появляются.

В целом, ребенок лет с пяти-шести вполне способен справиться с большинством городских препятствий, будь то бордюры, подземные переходы или турникеты в метро. Даже при пересечении проезжей части при гармоничном регулировании движения автомобилей и вежливости автомобилистов ребенок не испытывает особого дискомфорта. Нужно быть совсем уверенным в том, что дети — идиоты, чтобы сомневаться в этом.

Однако детей до 14 лет, покоряющих город в одиночку, на улице найти сложно. А после 14 лет акселерация и кидалтизм делают свое дело: дети старшего возраста трудноотличимы от хипстеров старше их в полтора-два раза. Но что касается детей, еще не превратившихся в подростков, то, скорее всего, мы обнаружим ребёнка в сопровождении взрослого, либо родителей, либо бабушек, дедушек, нянь. И более того, перечень мест, в которых мы сможем увидеть детей, крайне невелик.

У детей есть важное свойство, во многом определяющее их поведение в городе, — они ходят в школу

У детей есть важное свойство, во многом определяющее их поведение в городе, — они ходят в школу. Вернее, «ходят» — не совсем верное слово. Они её посещают. Судя по отсутсвию детей на улице, они в неё чуть ли не телепортируются из дома, хотя на самом деле, скорее всего, их либо привозят на машине родители, либо они в сопровождении старшего идут в школу пешком.

Так вышло, что я работаю в районе Покровки, где сосредоточено большое количество школ. Как ни странно, детей я от этого сильно чаще не вижу. Более того, я не вижу школ. Они надёжно упрятаны в переулки и, наверняка, даже завсегдатаи «Циферблата» не в курсе, что за мусоркой у входа в их любимое антикафе есть общеобразовательная школа. Я об этом узнал только тогда, когда был чуть ли не сметён потоком детей, выплескивающимся из арки на пересечении Покровского бульвара и Покровки.

Школьное расписание регулирует, когда детям пользоваться городом. Группа продленного дня не спасает их от этого полутюремного режима: по существующим правилам антитеррористической безопасности детям с продленки не разрешают выходить за пределы школьного забора. Городское пространство видится принципиально опасным и недружелюбным для детей, потому что в городе ребёнок может столкнуться с «чужим». А кто это — педофил или черный трансплантолог — уже вопрос буйной охранительной фантазии.

Конечно, было бы несправедливо и непоследовательно в рамках идеологии «всё лучшее детям» ограничивать детский город только школьным забором. Поэтому городские власти стараются конструировать гетто в виде детских площадок и детских парков. Преувеличенная забота о детях вытесняет с этих территорий всех, кто выше 120 сантиметров. Нет, разумеется, бабушки и няни могут сидеть и смотреть на детей, приведенных ими, но мысли о том, что кому-то кроме детей эти территории могут принадлежать, нельзя и допустить. Но поднимая к солнцу выкрашенного золотой краской младенца, городские власти, на самом деле, обрекают детей на интоксикацию золотым пигментом.

Но поднимая к солнцу выкрашенного золотой краской младенца, городские власти, на самом деле, обрекают детей на интоксикацию золотым пигментом

Дидактический потенциал городского пространства, города как инструмента знакомства с разнообразием ощущений, города как места встреч со знакомыми незнакомцами полностью теряется, когда ребёнок оказывается рабом пространственно-временного лабиринта, предлагаемого ему городскими властями, заботливыми родителями и стеклянным стаканом игровой комнаты в ИКЕА. Отсутствие опыта реального города приводит к любви к «Танкам-online», а  что самое печальное — к разделению веры родителей и наставников в то, что по улицам толпами ходят педофилы, черные трансплантологи, террористы и больные СПИДом наркоманы

Ностальгическая тоска старшего поколения по своему детству и сетования на то, что молодежь нынче совсем не гуляет и ни с кем не общается — продукт эдиповой воспитательной (а точнее дисциплинарной) политики. Да, любознательным ребёнком труднее управлять. Да, ребёнок, который пользуется городом не только из-под небес материнской юбки, может пораниться, попасть в неоднозначную коммуникативную ситуацию. Да, ребёнок, который появляется в городском пространстве в ненормативное время кажется «потерявшимся» или беспризорником. Но в то же время, этот ребёнок получает важнейший опыт. В первую очередь, опыт пространственного мышления, опыт ориентирования. А также опыт взаимодействия с тысячами людей, которые тоже что-то делают в городе. Инъекцию толерантности и широты взгляда, подобно той, что получает один из главных героев книжки «Принц и нищий», пусть, скорее всего, и не в такой радикальной форме.

Лишь в редких районах российских городов или в небольших городах с прочными горизонтальными связями и живыми самоосознанными сообществами дети избавлены от гипер-опеки и свободно гуляют по улице, даже несмотря на  то, что дома есть компьютеры с тысячами онлайн-игр и соцсетями. Свобода лучше несвободы. А свободное детство - тем более лучше.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Лабиринт Фавна: почему на улицах российских городов нет места детям»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Александра ПетриковаАлександра Петрикова 29 сен 2014, 17:01

В последнее время, кстати, действительно сильно стало заметно, что детей на улице практически не видно. На Московском урбанистическом форуме даже затрагивалась эта тема, ведь дети в городе – актуальная сейчас проблема. В статье говорится о вежливых водителях – а много Вы таких видели? Многие родители сейчас боятся не то, что гулять ребенка выпустить – они максимально сокращают время нахождения их чада на улице, отдавая во всякие секции и записывая во всевозможные кружки и продленки. Многостороннее развитие, это, конечно, хорошо. Но потом не стоит удивляться, если вдруг во время каникул ребенку будет не с кем погулять – друзей-то у него при таком загруженном образе жизни, в конечном итоге, может и не оказаться.

Яндекс.Метрика