лондон
28 мар 2013
Поделиться

Тим Стонор о математическом прогнозировании поведения человека в городе

Автор: Юрий Милевский

Мы продолжаем публиковать интервью с участниками Moscow Urban Forum, прошедшем 4-5 декабря в Москве. На этот раз мы поговорили с Тимом Стонером, управляющим директором Space Syntax — компании, которая консультирует муниципалитеты и организации в области здравоохранения, образования, розничной торговли, транспорта по вопросам стратегии, экономики, планирования, дизайна, управления собственностью по всему миру.

— Учитывая, что Вы в Москве в первый раз, какое ваше общее впечатление о Москве?

— Первые впечатления — пробки и бульвары, настоящее и прошлое в своем роде. Я думаю, что сегодня несомненно есть большая проблема пробок в городе и в то же время эти замечательные бульвары в историческом центре. И я думаю, что за этим будущее – сделать эти бульвары вновь такими, какими они были, и построить еще — и планировать город вокруг этого принципа. Возможно, я углубляюсь в детали, но в конце этой сессии кто-то спросил муниципальные власти насчет пешеходов — и в ответ было сказано, что все в порядке, мы построим улицы без машин и пешеходы будут в порядке. По моему мнению – возможно, это поможет, возможно, это создаст проблемы — но совершенно точно это не является окончательным ответом. Потому что по-настоящему хорошие улицы объединяют в себе комфорт для человека и комфорт для передвижения транспортом. Пробки – это не только проблема Москвы, но и проблема всех мировых городов. Поэтому моим первым впечатлением было – хорошо, здесь есть что-то похожее на остальные города, но улицы здесь совершенно замечательные. Эти улицы могли бы стать визитной карточкой Москвы.

Если бы Москва могла создать пешеходную среду, добавить немного парков, при этом сделав все это быстро и в общегородском масштабе, она могла бы действительно иметь глобальный статус.

— Чем именно занимается Space Syntax?

— Компания Space Syntax основана на научном подходе к пониманию и прогнозированию человеческого поведения в городском пространстве и внутри зданий.  Также это технология, основанная на очень простом математическом алгоритме, который объясняет взаимосвязи в пространстве, в частности то, как улицы взаимосвязаны с сетями, описывая их через математические и геометрические параметры. Иными словами, чем больше улица связана с сетью, тем более интенсивное движение проходит через нее, а чем выше интенсивность — тем выше цена расположенной на ней недвижимости, культурное значение этой улицы, поскольку на таких занятых улицах чаще всего проводятся культурные мероприятия. Прекрасный пример – Елисейские поля в Париже – улица, «соединенная» с сетью других улиц, с интенсивным потоком людей и большим культурным значением. Space Syntax – это научный подход, который показывает, как это происходит в городах и почему городская уличная сеть – очень важный инструмент, который нуждается в продуманном дизайне и управлении, поскольку заключает в себе большое культурное и экономическое значение.  

— Space Syntax состоит из группы исследователей и проектной группы, которая выполняет коммерческие проекты. Каковы основные функции этих групп?

— Эти группы — две стороны одной монеты. Они нужны друг другу, они взаимодействуют друг с другом – и только так они и работают, и я думаю, что с этой точки зрения это уникальная ситуация – коммерческая компания, которая настолько близко работает с исследователями в течение 20 лет. Однако приоритеты у этих групп разные – исследователи фокусируются на фундаментальных исследованиях, технологическом развитии и занимаются изучением вопросов городского развития. Приоритет коммерческой группы состоит в том, чтобы применить эти технологии на практике, а также распространить эти знания среди среды профессионалов. Взаимодействие между исследователями и коммерческими консультантами происходит почти каждый день. Один раз в неделю профессор Билл Хиллиер (Bill Hillier), основатель компании, просматривает проекты. Приходя в проектную студию, Билл общается со мной и моими коллегами по поводу проектов: c одной стороны, он делится своими знаниями, c другой стороны, вопросы, связанные с проектами, вдохновляют его как исследователя на то, чтобы вернуться в свою лабораторию и попытаться найти на них ответы. Это процесс взаимной эксплуатации – мы эксплуатируем друг друга – вежливо это можно называть «сотворчеством». И это замечательно – я не могу представить себе, чтобы какая-либо другая коммерческая модель работала лучшим образом. С коммерческой точки зрения, это единственно правильное решение – потратить время на общение с исследователями. Я знаю, что похожие коммерческие организации, смотря на нашу работу, порой считают, что мы сошли с ума, уделяя столько времени общению с исследователями – но это неправда, мы общаемся с мировыми лидерами в области городских исследований – и они нам ничего не стоят, кроме чашки кофе и печенья.

— Сколько человек работает в каждой из перечисленных групп?

— Группа исследований состоит из состоявшихся ученых и студентов аспирантуры, всего около 40 или 50 человек. Коммерческая группа состоит из 22 человек, скоро будет 24 человека. Для коммерческой компании это не так уж много людей, довольно средний размер для архитектурной практики. Тем не менее мы расширяемся. Мы открыли офис в Австралии, в Сиднее, в Токио, и сейчас мы открываем офис в Пекине. У нас также есть офисы по всему миру. За этим будущее – распространение знаний, полученных нами в Лондоне. Применение технологий прямо на практике – для того, чтобы архитекторы, планировщики, географы, экономисты могли использовать инструменты Space Syntax в любом городе мира.   

— Мой следующий вопрос более технический. Мне нравится ваша идея «сотворчества» – исследований и практики. Таким же образом связаны социальные и пространственные аспекты города в самом подходе Space Syntax – социальные эффекты в нем порождают пространственные аспекты, пространственные в свою очередь определяют социальные. Как эта идея отражена в техническом инструментарии Space Syntax?

— Основная идея заключается в том, что пространство имеет конкретные конфигурационные, геометрические и математические свойства, которые определяют основные социальные и экономические процессы – это простая математика, которая очень ясно показывает важность роли пространства в этом. Это часть традиции в городском планировании, если мы возьмем работы Джейн Джейкобс и Кевина Линча – каждый из них подчеркивает важность пространства. Кевин Линч говорит о сетях и пространстве, формах пространства. Однако он не отражает свои мысли в рисунках, диаграммах. В основном его диаграммы описывают локальные свойства пространства: вид, памятник, коридор, место. Хотя в своей работе он говорит о глобальном и локальном. Потрясающее открытие, которое сделал Билл Хиллиер в 1980-х годах заключается в том, что он предложил систему описания пространства и, соответственно, метод его математического анализа.  Это важный момент в истории науки – открытие того, как отображать конфигурацию пространства и математически изучать ее. Билл Хиллиер был верен Линчу, Джейкобс, Кристоферу Александру, который говорил о мульти-системах города, превращая их в диаграммы, но не в науку. И это именно тот мостик в дискуссии, который построил Хиллиер.

Для описания пространства, как отдельного здания так и города в целом, Space Syntax использует теорию графов. Подробнее смотрите Hillier, B and Vaughan, L (2007) The city as one thing. ProgreSpace Syntax in Planning , 67 (3) 205 – 230.

— Одна из основных концепций Space Syntax — это интеграция и сегрегация. Возвращаясь к вопросу ситуации в Москве. Одна из тем, которая в последнее время активно обсуждается, – это то, как многие городские улицы быстро превращаются в магистрали. Считается, что трансформация пешеходной среды в магистральную дорожную сеть спровоцирует рост количества автомобилей. На что еще это повлияет? Спровоцирует ли это также усугубление монофункциональности землепользования разделенных магистралью районов. Каково ваше мнение относительно этого?

— Я думаю, что вы хорошо ответили на собственный вопрос — теперь мне нужно придумать, что сказать, чтобы добавить к вашему ответу, потому что он совершенно верен. Space Syntax показывает анализ структуры города с точки зрения интеграции и сегрегации. В основном, города структурированы вокруг радиальных линий, от окраин к центру, чтобы позволить торговле проникать внутрь, и вокруг хордовых линий, которые позволяют людям передвигаться по городу, по локальным центрам в городе. Большинство городов следует этим базовым диаграммам – радиальным и хордовым. В Space Syntax мы используем цвета для определения степени интеграции или сегрегации в городе. Красный – наиболее интегрированные районы. Затем оранжевый, желтый, зеленый и голубой – голубой, самые сегрегированные районы. Эти цвета мы используем для отражения математических данных, т.к. люди гораздо более восприимчивы к цвету. Эти красные точки, районы, в городе  являются пространственными центрами – центр не обязательно должен находиться в середине города, он может быть и на окраине города, по результатам анализа Space Syntax. В историческом городе, городе до появления автомобилей, существовали места для торговли, в которых цена недвижимости была высокой, но это изменилось с появлением автомобилей. Места торговли, которые требует человеческого контакта, уходят из этих «красных» районов из-за вмешательства автомобилей. Автомобили слишком шумные, слишком грязные, вы не можете спокойно сидеть или говорить или стоять на такой улице, вы не можете ее пересечь. Таким образом функциональное землепользование постепенно меняется – кафе и рестораны превращаются в шоурумы автомобилей и фастфуды, которые обсуживают автомобиль, а не человека. Как только ориентированные на человека функции уходят с бульваров в дворовое пространство, они становятся менее эффективным, поскольку торговля охватывает меньше территории. На бульваре торговля может подпитываться как с самого бульвара так и с внутренней стороны расположенного вдоль него района, охватывая таким образом максимальную аудиторию. Как только вы передвигаетесь вглубь дворового пространства, вы теряете этот массовый поток людей. И из-за этого страдает городская экономика. Однако помимо экономических следствий, есть также социальные последствия – такое положение дел означает, что вы будете знать только людей вокруг, т.к. это будут те же люди, с которыми вы выросли по соседству. Однако в городе должны быть взаимодействия и с незнакомыми друг c другом людьми. Случайные взаимодействия незнакомых людей – важное преимущество города, именно вместе с ними приходят новые возможности, идеи и в, конечном счете, экономический рост.

Графическая иллюстрация анализа, проведенного Space Syntax: схема «связанности» большого Лондона (Space syntax integration pattern of Greater London). Источник: http://otp.spacesyntax.net/overview/

— Анализ, который проводит Space Syntax, основывается на научных фактах, и это большое преимущество, как я понимаю, т.к. вы можете предсказать, что будет происходить в конкретном месте в будущем.

— Я согласен, у Space Syntax есть замечательные инструменты по анализу, но я также отношусь к ним с долей критики – я бы хотел, чтобы мы научились еще лучше предсказывать момент, когда бульвар или городская улица трансформируется в магистраль. И наоборот, когда магистраль может вновь превратиться в бульвар. Всё это можно измерить – например, при каком объеме транспортный поток становится проблематичным. Я считаю, что интенсивный транспортный поток на бульваре может быть эффективным, если при этом учитывается его номинальная скорость. Как только уровень потока начинает превышать заданный объем он превращается в проблему. Мы изучаем эти вопросы и я бы хотел, концентрироваться на этом еще больше.

— Еще один важный вопрос. Считается, что у Москвы всего лишь один центр. Есть много мнений по поводу того, как развивать новые центры: повышать транспортную связанность, применением тех или иных инструментов экономической политики, перенесением определенных функций на новые территории и проч. Как к этому вопросу подходила бы ваша компания?

— Я первый раз в Москве, и я знаю, что у города есть план развития – но я здесь новичок и поэтому поделюсь первыми впечатлениями. В Москве преобладает радиальная структура, которая делает центр города очень сконцентрированным местом, и это естественно. Это очень трудно изменить – например, в Лондоне следствием  этого является проблема высокой цены на недвижимость в центре города. В Токио по-другому – там преобладают вертикальные и радиальные структуры. Мне было бы интересно посмотреть, можно ли усилить в Москве хордовые структуры – развить систему бульваров. Мы часто воспринимаем бульвары, как радиальные структуры – однако мы могли бы посмотреть на них как на хордовые структуры… Однако здесь возникает другой фактор, который я видел в генплане Москве – расширение города. Форма города совершенно поменяется. Исторический центр, просто из-за геометрических правил, останется по-прежнему важным. Однако высока вероятность, что центр города сместится – и сместится дальше от исторического центра. Это нельзя предотвратить – но это нужно учитывать при планировании города заранее. Следующий этап в этой дискуссии – планирование нескольких городских центров. Хороший город – тот, в котором независимо от того, где вы находитесь, вы часть небольшого, местного центра и в то же время находитесь близко к главному центру. В городе не должно быть места, которое не было бы центральным – например, только жилые дома. В каждом районе должна быть торговая, коммерческая часть. Самая главная цель – сократить необходимость в передвижении. Если вы можете сократить необходимость передвижения на личном автомобиле или общественном транспорте, и вы можете совершать покупки в своем районе – тогда это огромное преимущество, а общественный транспорт может использоваться для более дальних и важных поездок. Очень часто в генпланах предусматривают только жилые районы, в которых нет рабочих мест, – однако необходимо создавать многофункциональную застройку. Такой район необязательно должен быть центральным финансовым центром –в городе нужны локальные центры.

— Как я понимаю подход Space Syntax во многом ориентируется на анализ того, как люди «считывают город», передвигаясь по городу  пешком, на машине и проч. Как учитывается влияние современных технологий на поведение людей в городе – интернет, мобильные устройства, интерактивные карты и так далее?

— Я провожу много времени, общаясь с IBM, Cisco, Siemens, Intel, Microsoft. Все эти компании демонстрируют потрясающие технологии, помогая людям общаться. Это не делает города менее значимыми – это всего лишь предоставляет нам еще один способ для общения. Зачастую, город – это место первого контакта. В городе происходит много всего, и люди посещают события, которые для них доступны в городе и которые предоставляют различные возможности – кто-то приехал на эту конференцию, но еще останется здесь для других целей, бизнеса, туризма, шопинга. Люди завязывают контакты – именно в городе происходят незапланированные встречи и знакомства. Затем происходит обмен визитками и повторный контакт уже случается в интернете, в скайпе или электронной почте. Но первый контакт в основном происходит в городской среде. Я знаю, что многие люди знакомятся онлайн. И это будет происходить все больше и больше, и это важный вызов для развития городов. Развитие технологии угрожает городским пространствам, и именно поэтому города должны адаптироваться и улучшать условия для общений людей. Потому что общение онлайн будет только становиться лучше – улучшатся технологии звука и изображения. Городам же необходимо возобновить то, что когда-то у них получалось лучше всего, предоставлять людям платформу для общения. Когда города делают это хорошо, то у них это получается намного лучше, чем онлайн. Однако когда города не задумываются об этом – тогда понятно, почему люди предпочитают уходить общаться в онлайн.

— Что если предоставлять людям гид для навигации по городу — повлияет ли это на их поведение?

— Необязательно. Я думаю, что человечество развило прекрасную систему распознавания пространства за историю своего существования. И эта система не деградирует, она останется с нами. Однако есть угроза. Я много работаю с музеями и галереями – и люди зачастую делают одну из двух вещей.  Либо они совершенно не беспокоятся по поводу навигации, поскольку считают, что люди сами справятся, у них есть GPS и другие электронные навигаторы. И в итоге возникают сложные, неприятные пространственные нагромождения. Либо люди говорят – хорошо, мы сделаем одностороннюю навигацию – линейную. И зачастую это работает, потому что именно так построены сюжеты историй – линейно, от начала до конца. Но именно такие чужие истории – самые скучные, потому что приходится следовать за чьей-то другой идеей. Я считаю, что нужно относиться к людям как к очень высоко развитым навигационным существам – и это то, что я говорю своим клиентам. Слишком долго к пешеходам относились как к «высокоорганизованным животным» и запирали их в клетках городских улиц. На самом деле, люди очень хорошо ориентируются в пространстве – они «считывают» его без проблем. Архитекторы, кураторы, торговые представители должны это понять и работать с этим. Предоставлять простые навигационные решения, но при этом с долей пространственной сложности – позволять людям делать собственные открытия и выбор. Делать такие пространства, в которых люди будут чувствовать себя достаточно уверенно, чтобы найти дорогу и сориентироваться. Поэтому не надо создавать лабиринты, однолинейную навигацию – но следует создавать пространственные сетки – человеческий мозг отлично «считывает» сети. Они не должны быть идеально продуманы, но они должны предоставлять выбор, в несложных пространствах – именно таким должен быть дизайн здания или целого города. Это «человечный» дизайн.

Эксперимент проведенный в Tate Britain показал, что выданные посетителям карты музея практически не оказали влияние на логику «освоения» ими пространства здания. Расчетная модель (слева) практически совпала с фактическими перемещениями посетителей (справа). Источник: http://www.slideboom.com/presentations/615318/Tim_Stonor_Measure-map-model-make

— Как вы считаете, к какой городской парадигме принадлежит ваша компания в современном дискурсе о городе? Сегодня, например, многие говорят о неолиберальных городских процессах, джентрификации, трендах социально-пространственной сегрегации — какое место занимает Space Syntax по отношению к таким вопросам? Или же Space Syntax — это, скорее, просто инструмент для «локального» городского анализа, который способен улучшить ситуацию только на локальном, но не на глобальном уровне?

— Это интересный вопрос. Я думаю, наши инструменты актуальны для многих различных взглядов – у нашей компании свой подход. Мы основываемся на фактах, и это наша сильная сторона. Любой, кого интересуют глобальные или локальные процессы, найдут в наших инструментах что-то полезное. Поскольку это главная проблема сегодня – найти правильный баланс между локальным и глобальным. Я должен был читать лекцию об этом, но решил рассказать о другом на конференции. Я думаю, что это очень большая проблема, поскольку я считаю, что мы хорошо умеем действовать локально. Мы можем улучшить общественное место или здание. Однако нам сложно думать на глобальном уровне – думать не только об одном месте или здании, но о системах, сетях. И тут мы возвращаемся к началу нашей беседы. Очень сложно думать глобально на уровне улицы но это необходимо. Потому что улица — это как раз та материя, которая связывает в городе локальное и глобальное. Люди, живущие в конкретном районе и просто проходящие мимо – они связаны этим местом. Если нет таких улиц, пешеходной среды, которые объединяют в себе местное и глобальное, где и улица – это место, тогда суть города просто исчезает. Любой, кто заинтересован в распознавании сути города с точки зрения социальной и экономической структуры найдет что-то полезное в инструментах, которые использует наша компания, — но при этом я не думаю, что мы относимся к той или иной городской парадигме.

— И вы можете предложить технологию для того, чтобы ее осуществлять на практике?

— Несомненно. И я считаю, что это не такая «сахарная» теория, если вы понимаете, о чем я — она бросает вызов всем остальным профессионалам. Потому что нынешние профессионалы должны изменить свою практику – потому что больше не должно быть разграничений между, например, транспортным инженером и архитектором — мы строим дороги, а вы строите здания. Так невозможно создать город. Архитекторы должны перенаправить свой фокус c материала на человека. Архитектура потеряла свой фокус на человеке, человеческом масштабе, и слишком сильно сконцентрировалась на форме.

— И у вашей компании есть большой потенциал для того, чтобы предложить решение социальных проблем причиной которых стала такая архитектура, посредством переосмысления пространства.

— Абсолютно верно. У меня ушли годы на то, чтобы понять, что нельзя использовать инструменты Space Syntax для всего подряд – только потому, что это наука. Используя инструменты Space Syntax, можно сказать, что 9/10  из того что делается — неверно, и мы должны сконцентрироваться на 1/10, работая только с по-настоящему хорошими архитекторами. Я работал с чересчур большим количеством плохих архитекторов. Мы не можем себе этого позволить, мы должны занять позицию. И я думаю, это определяет то поколение людей, которое сейчас работает в нашей компании. Были сделаны замечательные открытия в области математики и архитектуры – теперь задача нашего поколения развить эти открытия, и это очень здорово.  

Перевод: Екатерина Левицкая

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Тим Стонор о математическом прогнозировании поведения человека в городе»

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Яндекс.Метрика