лондон
11 авг 2014
Поделиться

Талс-Хилл: у холмов есть активы

Автор: Андрей Перминов

Студент Лондонской Школы Экономики Андрей Перминов участвовал в исследовании района Талс-Хилл и рассказал UrbanUrban о том, какие ценные активы есть у городской периферии, почему низкая экономическая активность может быть достоинством, как устроить форум в каждом дворе, чем лондонские пригороды лучше парижских и зачем чинить то, что не сломалось.

Сейчас городская периферия вызывает особый интерес у урбанистов во всём мире. Она нередко занимает большую часть городского пространства и теперь требует восстановления так же, как и исторический центр. К сожалению, территории города, выделенные под жилые районы зачастую остаются без должного внимания властей, хотя имеют большой потенциал для процветания даже без огромных и дорогостоящих проектов реорганизации: иногда всё, что нужно, — это просто обратить на них внимание. Лондонская Школа Экономики дала мне и моим друзьям возможность понять, что вообще представляют из себя такие районы и какое решение для них можно придумать, имея очень ограниченные средства. Ответ оказался довольно простым: «У вас есть почти всё, что вам нужно, — используйте это с умом».

Талс-Хилл: история

Мы бы, наверное, никогда и не узнали о существовании района Талс-Хилл с его прекрасным парком, жилыми комплексами и замечательными людьми, если бы местный советник не дала нам шанса изучить его через проект. «Криминальный» — поскольку именно такая репутация сложилась у Талс-Хилла — район на юге Лондона надеялся использовать все возможности, которые предоставили ему городские власти, чтобы изменить ситуацию к лучшему. С одним лишь «но»: среди возможных мер абсолютно исключалась так называемая «джентрификация». Необходимо было придумать, как спальный район может возродиться и процветать, не будучи захваченным хипстерами и не страдая от взвинченных цен на жильё. Оказалось, что такие районы на периферии обладают довольно интересными ресурсами и именно их нужно использовать в первую очередь.

Фотография:
property picture

По мере роста европейских городов, к ним присоединялись всё новые и новые территории и часто получалось так, что большой город поглощал небольшие селения вокруг него. Поэтому во многих европейских городах районы, отдалённые от исторического центра, названы в честь находившегося на этом месте населенного пункта. Боро Лондона, арондисманы Парижа (хотя многие знают их исключительно по номерам), округа Берлина или районы Москвы — их названия отражают историю этих территорий до того, как они объединились в один город. Талс-Хилл не стал исключением. Бывший монастырский приход, а позже владение сэра Генри Талса, стал именоваться так именно по историческим соображениям. Эта территория всегда была жилой и когда-то даже планировалась как нечто похожее на лондонский Риджентс-Парк, но в итоге утратила былой лоск, и престижные загородные резиденции сменились жилыми комплексами для рабочего класса. Но, несмотря на все трансформации, исторически сложилось так, что эта территория остается жилой.

Местное сообщество как ресурс

Люди — один из самых важных активов любой территории. Именно от людей, которые там живут или работают, в большинстве своем зависит, насколько привлекателен будет район. Во-первых, взаимодействие людей между собой уже довольно много даёт территории, об этом говорила ещё Джейн Джекобс. Во-вторых, чтобы этот социальный капитал накапливался и работал во благо, люди должны ассоциировать себя с обозначенной местностью. В нашем случае была проблема как с одним, так и с другим. Хотя люди отмечали доброжелательность своих соседей, у них было мало возможностей собираться для неформального общения. Cоциальные жилые комплексы вообще представляют собой вариант «отгороженного сообщества» (gated community), где с коммуникацией не так просто. Путаница с формальными и неформальными границами и негативный образ в новостях добавляли нежелание ассоциироваться с районом: некоторые просто не знали, что они живут в границах именно этой административной единицы, другие же просто хотели быть частью более известных и активных Брикстона и Стрэтема. Я думаю, что подобная ситуация может иметь место и в других городах, особенно в части ассоциации с тем или другим местом: никому не нравится жить в месте с дурной репутацией или в месте, которое непонятно где начинается, а где заканчивается.

Фотография:
airbnb.com

С другой стороны, у Талс-Хилла есть так называемый форум, где активные жители совместно решают локальные проблемы. Это замечательное образование, которое, может и работает не очень эффективно, на деле может решить проблемы с привлечением людей. Вообще организовать такой форум под силу любому району в любом городе любой страны, главное — иметь желание. Только не стоит забывать об активных молодых людях и привлекать их всеми возможными способами. К сожалению, мировая практика показывает, что подобные собрания поддерживаются в основном за счет людей пенсионного возраста, так как только они обладают большим количеством свободного времени.

Талс-Хилл и французские пригороды

Жилые районы сродни парковым пространствам — они могут очень хорошо разбавить активные деловые части города и дать их жителям провести спокойный вечер в мирной обстановке. Такие функции жилых районов можно определить как «буферные»: людям необходимы спокойные места для сна, прогулок в парках и учебе в школах. Однако местный совет района хотел видеть более интенсивную деятельность в Талс-Хилле, будь она экономической или какой-либо другой. Район расположен между большими местными центрами — Брикстоном и Стрэтемом, — в которых сосредоточена большая часть экономической активности округи. Это суетливые и шумные места, а Талс-Хилл оказался оазисом в беспокойной городской среде. Возможно, пытаясь сделать район более «активным», городские власти хотят починить что-то, что вовсе не сломано?

Любая территория, которая находится в пределах города имеет в целом больше преимуществ по сравнению с автономной территорией за пределами города. Самое важное преимущество — использование инфраструктуры и общий центр, что обеспечивает интеграцию большего количества людей и увеличивает социальный капитал общества. В любом случае, нужно помнить, что людям нужно общение и вытеснение их за пределы города не всегда будет хорошим решением. 

Фотография:
property picture

Талс-Хилл имеет естественные природные и географические преимущества хорошей жилой зоны. Поэтому, начиная с XIX века на его территории жили как состоятельные обитатели викторианских зданий, так и представители рабочего класса. Сегодня Талс-Хилл — это сочетание жилых комплексов и частных домов. Для сравнения: типичный французский ZUS (zone urbaine sensible; «городской район повышенной чувствительности», то есть повышенной преступности) исторически появился как проект послевоенной перестройки и плод мечты о появлении новых сообществ, проживающих в автономных районах на окраинах. Проблема в том, что мечты не всегда осуществляются: со временем в таких «архитектурных комплексах» поселились люди, которые просто не могли себе позволить жить где-либо ещё. В результате типичный ZUS отличал ряд проблем: проблемы интеграции и развития местного сообщества, недоверия институтам власти и материального неблагополучия. С тех пор принималось множество попыток исправить ситуацию, некоторые из них были успешней, чем другие, но их результаты всё ещё предстоит оценить.

У Талс-Хилла есть много ресурсов, которых не хватает французским пригородам. Среди них—многонациональный состав населения и разнообразная архитектура. К тому же территория обладает очень хорошей транспортной сетью и в отличие от других периферийных районов граничит с быстро развивающимися экономическими центрами. Несмотря на это, как и многие французские пригороды, Талс-Хилл испытывает проблемы, которые выходят за пределы его административных границ: трудоустройство, образование и здравоохранение — вопросы, которые вызывают большую озабоченность. Но это уже в большей степени зависит от администрации — локальной или государственной.

Что делать: рекомендации для Талс-Хилла и Гольяново

По результатам исследования Лондонской Школы Экономики для Талс-Хилла был сформулирован ряд рекомендаций. Во-первых, его необходимо было вывести из «небытия» посредтвом публикаций в прессе и грамотно выстроенной коммуникации. Во-вторых, создать центры притяжения для местного сообщества. В-третьих, привлекать к участью в жизни района активных молодых людей. В-четвёртых, усилить экономическое партнёрство с соседскими районами. И, наконец, всеми средствами культивировать идентичность Талс-Хилла, позволить местным жителям гордиться своим районом. Если говорить об общих рекомендациях спальным районам, то существует и много других ресурсов, которые они могут задействовать. Например, городская периферия в меньшей степени зависит от экономических шоков, потому что такие районы по определению не располагают к ведению бизнеса. Или присутствие среднего класса, хорошо образованного и образующего трудовые ресурсы территории. Кроме того, это наличие жилья, которое собственник может использовать соответственно текущим нуждам.

 

Исторический центр в любом случае исчерпает свои ресурсы и люди, которые в свое время переехали на окраины, но потом перебрались назад, снова могут предпочесть районы вдали от центра. Такая тенденция сейчас наблюдается в США. Чтобы избежать проблем со спальными районами, Москве необходимо отдать чуть больше возможностей районным администрациям и не забывать об имеющихся активах. Большие города могут сделать любой свой район привлекательным для проживания. Посмотрите на московское Гольяново, которое совсем недавно попало во многие мировые новости из-за того, что его назвали одним из самых опасных мест для туристов в мире. Одна только статья Википедии дает довольно подробную историческую справку, из которой можно узнать, что землёй там владели довольно известные и знатные люди, а в XIX веке село было и вовсе центром округи. Значит Гольяново и сейчас вполне может стать центром округа и привлекать ресурсы для своего развития.

Поделиться:

Читайте также

КОММЕНТАРИИ
к посту «Талс-Хилл: у холмов есть активы »

Ответить в ветку
Авторизоваться через:
Яндекс.Метрика